Куда пропали 40 тысяч русских солдат во время похода на Париж?

В сентябре 2012 года, журналисты В.Абаринов на сайте радиостанции "Свобода", и Б.Соколов на сайте grani.ru разместили информацию о 40 тысячах русских солдат, которые отказались возвращаться в Россию после заграничных походов русской армии 1813-1814 годов.

Источником информации послужил московский журнал «Голос минувшего», который издавал либерал Сергей Мельгунов. В 1916 году он опубликовал часть «Записок» артиллерийского офицера Барановича «Русские солдаты во Франции в 1813-1814 годах». Там говорилось, что русские солдаты оставляли свои полки и нанимались к фермерам-французам работать на их виноградниках. Фермеры хорошо их кормили и платили жалованье. В результате многие солдаты и унтер-офицеры российской армии остались во Франции. То же самое сообщал в письме своей жене в 1814 году московский генерал-губернатор граф Ростопчин: «Суди сама, до какого падения дошла наша армия, если старик унтер-офицер и простой солдат остаются во Франции, а из конно-гвардейского полка в одну ночь дезертировало 60 человек с оружием в руках и лошадьми. Они уходят к фермерам, которые не только хорошо платят им, но ещё отдают за них своих дочерей».

В архивах Исторического музея, в собрании Щукина мы встречаем информацию о том, как русские солдаты жили во Франции во время шестинедельного квартирования в г. Эпернэ на Марне. Служивые нанимались на заработки к местным хозяевам ферм и приводили тех в полное восхищение своим трудолюбием и честностью. Французы хорошо кормили своих работников и вдоволь угощали шампанским, которое в изобилии производилось на этой земле. Русские от этого вина не пьянели, только становились румяными. По истечении 6 недель армии было приказано выступать в Россию. Многие нижние чины явились со своими хозяевами-французами, которые всячески тех угощали и желали счастливого пути. Некоторые пожелали проводить своих работников за 17 вёрст до следующего ночлега. Наутро недосчитались 17 рядовых, которых французы уговорили остаться и жениться на их дочерях. (Русск.арх.1901, 491; А.С.Лыкошин «Русская армия во Франции в IV т.», «Отечественная война и русское общество» изд. Сытина).

Сам факт переманивания солдат местными фермерами удивления не вызывает. В тот период, в результате многолетних военных авантюр Наполеона, во Франции катастрофически не хватало мужчин, сельское хозяйство рушилось без рабочих рук, да и девиц надо было как-то пристраивать. А тут – крепкие, здоровые и работящие мужчины, стосковавшиеся по работе на земле и по семейному очагу. В рядовом составе русской армии служили главным образом крепостные, которых помещики сдали в солдаты из-за их строптивости или излишнего интеллекта. Эти люди не испытывали большой любви к военной службе, безмерно тяжёлой для простого солдата. Отсутствовали перспективы военной карьеры, зато за любые провинности полагались физические наказания. Срок военной службы составлял 25 лет, после которых солдат возвращался в родную деревню, где он уже имел статус свободного человека и пенсию 36 рублей в год.

А. М. Баранович в своих «Записках» приводит рассказ о русском солдате, пожелавшем остаться на житье во Франции: «Полковника Засядко денщик, довольно смышленый, вздумал из-под ведомства военного освободиться и жить по-французски, пользоваться свободою, убеждая себя, что в настоящее время он не находится в России, под грозою, а в свободной земле, Франции... и, пришед к полковнику, сказал: «Отпустите меня! Я вам долее не слуга!» – «Как? Ты денщик: должен служить, как тебя воинский устав обязует!» – «Нет, г. полковник, теперь мы не в России, а в вольной земле, Франции, следовательно, должны ею (свободой) пользоваться, а не принужденностью!». О вольнодумце было доложено генералу, и он назначил расследование, в результате которого денщик был обвинён в «дерзком посягательстве» и подстрекательстве товарищей по оружию. Виновный был осуждён на прогон сквозь строй 500 человек со шпицрутенами. Фактически это было показательное убийство. Человек обычно не выживал уже после сотни ударов.

Александр I 30 августа 1814 года издал Манифест, где говорилось, что государство оплатит возвращение в Россию всем желающим. Было обещано, что не последует никакого наказания. Царь просил короля Людовика XVIII о содействии в их возврате в отечество. Но король не в состоянии был исполнить государеву просьбу, поскольку французы беглецов утаивали, и потому ни один не возвратился.
Хоть автор записок и утверждает, что этот случай «небывалый в войске и в летописях истории русских войск», в другом месте он же сообщает, что по возвращении из похода русская армия недосчиталась сорока тысяч нижних чинов, «о возвратe которых Государь Александр и просил короля Людовика XVIII», однако король просьбу императора исполнить не мог «за утайкою французами беглецов, и потому ни один не возвратился».

40 тысяч невозвращенцев из армии победителей, и не дворян, а мужиков! И это несмотря на зверскую «дисциплинарию», которую в порядке вещей считали доблестные освободители России от французского ига. Мотив солдата был самый что ни на есть политический: он желал «пользоваться свободой», какую нашел лишь на чужбине.

Об этом же с возмущением писал жене в 1814 году граф Ростопчин:

Суди сама, до какого падения дошла наша армия, если старик унтер-офицер и простой солдат остаются во Франции, а из конно-гвардейскаго полка в одну ночь дезертировало 60 человек с оружием в руках и лошадьми. Они уходят к фермерам, которые не только хорошо платят им, но еще отдают за них своих дочерей.

Сам удалившийся от дел Ф. В. Ростопчин с 1814 года почти до конца жизни жил в Париже.

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F

Добавить комментарий