Таджики захватывают российские села и деревни!

Незаметно для нас мигранты из Средней Азии уже на протяжении многих лет захватывают российские села и деревни! Официальную статистику приезжих никто не ведет, но по примерным подсчетам количество среднеазиатов в деревнях растет взрывными темпами. «Фергана» даже выпустила репортаж про одно из таких таджикских поселений.

В деревне Рождествено всего живет около 400 человек. В это число входят 47 таджикских семей, которые приехали сюда из самого бедного региона Таджикистана — Горного Бадахшана. Все они приехали за заработки: люди проходят регистрацию, получают трудовые патенты, устраиваются на работу в Тверь или Москву. Многие в итоге оформляют российское гражданство и перевозят сюда оставшихся в родной стране родственников.

Живут таджики в нескольких трехэтажных многоквартирных домах и избах, которые им удалось выкупить или арендовать. Раньше эти дома стояли заброшенные и разрушенные, но с приездом мигрантов снова наполнились жизнью. В таджикских семьях — много детей и молодежи, что очень непривычно для русской деревни. Как правило, молодые люди стараются поскорее уехать отсюда в город, и в итоге в вымирающих деревнях остаются одни старики. Но с приездом мигрантов все изменилось.

Некоторые местные жители из числа русских очень недовольны таким раскладом. Одна обитательница Рождествено, например, поделилась таким комментарием про свою таджикскую соседку: «Она со школы вышла, замуж вышла – и сидит дома, рожает. Как свиноматки, прости Господи». Но таджики не обращают внимания на такую реакцию и продолжают спокойно жить своей жизнью.

Таджики стараются перебраться в Россию из-за избытка жителей и нехватки земли. Из-за общего экономического упадка у них нет возможности устроиться на работу, чтобы хоть как-то прокормить свои семьи, и поэтому они отправляются в другую страну с пустующими деревнями и большими возможностями для заработка. И в то время, как коренные обитатели русских деревень спиваются или сбегают в города, таджики с радостью берутся за лишнюю работу и восстановление домов.

Более тридцати тысяч деревень в России почти пустуют. Население вымерло в результате большевистского, а затем ельцинско-путинского геноцида. Зато сегодня на селе проживает как минимум 145 тысяч этнических таджиков, узбеков и киргизов, и с каждым годом их становится все больше.
Эти люди до поры до времени верная опора путинского режима, ведь большинство из них уже стали российскими гражданами..Но,только до поры, когда их станет большинство то начнется физический геноцид Русского населения.Но, путинские власти это мало заботит, ведь их главное задача удержаться любой ценой у власти, а потом они первыми сбегут к своим заморским хозяевам, бросив на произвол судьбы Русских!

Российскую деревню Рождествено, с населением в четыре сотни стариков, оккупировали 47 таджикских семей из Бадахшана. Семьи эти постоянно пополняются новорожденными и родственниками, которые прибывают из Таджикистана.

Каждое воскресенье два-три десятка парней и мужчин играют в футбол на школьной спортплощадке деревни Рождествено Тверской области.
Играют шумно, мощно, умело, как будто бы не было утомительной рабочей недели на стройках, ремонтах, фермах, пилораме, за баранкой. Сидящие на запасной скамье громко комментируют каждый пас и гол – но коренным жителям Рождествено не понять ни слова.
Футболисты говорят на таджикском – точнее, на архаичном, близком с средневековому фарси диалекте Ванчского района Горного Бадахшана, самого бедного региона самой бедной республики бывшего СССР.

В Рождествено, деревне с населением в четыре сотни человек, живет 47 таджикских семей из Бадахшана, говорит их «старший» по имени Паиравшо, кряжистый, крепкий мужчина, который управляет продуктовым складом в Твери, в получасе езды от Рождествено.
Семьи эти велики и постоянно пополняются новорожденными и родственниками, которые прибывают из Таджикистана, регистрируются, получают патент, устраиваются на работу на соседней ферме, в Твери или Москве (четыре часа езды), оформляют документы на российское гражданство – и везут сюда новых родственников.

«Родина уже в двух местах», – говорит Хаким, 19-летний племянник Паиравшо, только что забивший гол в деревенские ворота.
Для молодежи новая родина меняет жизненные установки – вопрос о женитьбе на таджичке для него не окончателен. «Здесь тоже девушки есть», – победным тоном говорит Хаким, поджарый, смуглый, говорящий на чистом русском языке.

«Условно лишние»

Об умирающих российских деревнях пресса, политики и горожане говорят не первое десятилетие. Смерть эта началась со сталинских колхозов и раскулачивания, которые превратили становой хребет России в безнадежно убыточную отрасль социалистического хозяйства.
Царская Россия была первым экспортером зерна в мире. Советский Союз превратился в крупнейшего импортера американской и канадской пшеницы. За торжество социализма и коллективного хозяйствования платили продажей нефти и газа, и стоило мировым ценам упасть в начале 1980-х, как нежизнеспособная махина рухнула.
Сильнее всего придавило деревню. Почти 36 тысяч российских деревень – каждая четвертая – имеют население в десять или менее жителей, согласно последней переписи 2010 года. Почти 20 тысяч сел стоят пустыми, зарастают бурьяном выше человеческого роста, и малейшей искры достаточно, чтобы безлюдная деревня (от слова «дерево») вспыхнула и умерла окончательно.
Из почти 143 миллионов россиян на селе сейчас живет 37.5 миллиона – то есть 26 процентов, согласно всероссийской переписи населения 2010 года. Первая перепись Российской Империи 120 лет назад показала, что тогда только шестая часть россиян (а было их 125.6 миллиона) жила в городах.
«У нас в сельской местности, – заявил в конце ноября московский градоначальник Сергей Собянин, – проживает сегодня условно лишних 15 миллионов человек, которые для производства сельскохозяйственной продукции с учетом новых технологий, производительности на селе, по большому счету, не нужны».
Можно списать эти слова на скоропалительное заявление чиновника, к деревне отношения не имеющего, но реформы последних лет подтверждают отношение власти к селянам: в результате «оптимизации» количество деревенских больниц уменьшилось в 4 раза, поликлиник – в 2.7 раза, а сельских школ – в 1.7 раза, согласно подсчетам независимого Центра экономических и политических реформ в Москве. Оптимизация зачастую вынуждает людей переезжать из умирающих деревень в села покрупнее.

Мигранты заселяют русские деревни по территориальному принципу, то есть люди из одного региона, как правило, переезжают в одну российскую деревню. Так появляются обособленные таджикские или узбекские поселения со своей сложившейся общиной. Переселение начинается с того, что будущие мигранты узнают о пустующих домах или дешевой земле где-нибудь в российской глубинке. Потом несколько человек отправляются на место, устраиваются на работу и начинают понемногу обустраивать быт. А если все складывается удачно, то постепенно они начинают перевозить сюда семью, родственников и друзей.

Правда, есть и проблемы. Из-за того, что в России нет никаких серьезных программ по интеграции мигрантов в российское общество, из подобных поселений начинают складываться закрытые диаспоры, которые по мере роста становятся серьезной социальной силой. При этом они легко попадают под влияние заинтересованных в них политиков и нередко становятся жертвами вымогательств и манипуляций. Например, после получения российского гражданства мигранты получают право голосовать на выборах — и очень часто все складывается так, что голосуют они руководствуясь не личным выбором, а по указке чиновников, от которых зависит их благополучие.

источник

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F