Родители хотят выселить из квартиры сына-инвалида.

История психически больного жителя села Казанское в Московской области Юрия Смотрова больше смахивает на сюжет фильма. 25-летний молодой человек вырос в неблагополучной семье и с детства начал зарабатывать на жизнь. Родители не занимались ни им, ни его братьями и сестрой и даже не стали оформлять инвалидность на Юрия — в 2001 году врачи ему поставили диагноз «Умственная отсталость в степени дебильности» и отправили в коррекционную школу.

Это характеристика молодого человека после окончания школы: «Смотров Юрий Николаевич 4 мая 1992 года рождения обучался в специальной коррекционной школе с 2001 по 2009 год. Поступил в школу по решению районной психолого-медико-педагогической комиссии от 16 мая 2001 года из Казанской малокомплектной начальной школы с диагнозом „Умственная отсталость в степени дебильности“. По состоянию здоровья обучался индивидуально на дому. За время обучения программу специальной коррекционной школы для умственно отсталых детей усвоил удовлетворительно. Испытывал значительные трудности при освоении навыков чтения и письма. Письмо с большим количеством орфографических и грамматических ошибок, при списывании значения многих слов не понимает. Читает по слогам… смысл слов не понимает, воспроизвести содержание прочитанного не может. Темпы всех психических процессов замедленны… Не способен в полной мере осознавать последствия своих поступков. Полный курс школы не окончил».

Юрий постоянно улыбается и согласен на любое предложение. Об этом знают все в селе, поэтому молодой человек стал «любимым обвиняемым» Павлово-Посадского района Московской области. Что ни украдут — подозрение на Юрия и очередное уголовное дело. И самое страшное — он, может быть, и невиновен, но сам парень дает признательные показания и отбывает наказание в тюрьме.

В сентябре прошлого года Юрия задержали по подозрению в краже велосипеда из музыкальной школы. В декабре состоялся суд, на котором присутствовали его брат Александр, сестра Ольга и бабушка Нина Федоровна Трубочкина.

Александр рассказал, что его постоянно оставляли с четырьмя младшими детьми и на несколько дней запирали в квартире. Так, однажды отец уехал, а мать поехала за ним — Александр на всю жизнь запомнил, как сидел и плакал на подоконнике, боялся включить свет. Друзья услышали его плач, вызвали дядю, который успокоил мальчика и дал ему колбасы.

По словам Александра, воспитанием умственно отсталого брата Юрия из родителей никто не занимался. Даже хуже — Юрий и его сестра Ольга вынуждены были побираться и просить милостыню на паперти на выпивку родителям. Об этом знало все село.

— Жизнь у нас была очень трудная, выживали с помощью церкви, стояли на паперти, на кладбище собирали конфеты и питались этим. Мы с братом нередко ночевали в собачьей будке. Когда я училась в школе, писала в опеку заявление, чтобы нам помогли. Юра в девять лет пошел работать на кладбище, я в девять лет в сельском магазине работала уборщицей. Потом, когда родители подписывались разгружать машины с кирпичом, они заранее брали деньги, выпивали, и вот мы с Юрой разгружали эти машины — по три, по четыре машины, нам было лет девять-десять.

Все деньги забирали родители. Мы питались на помойках, на паперти. Когда Юра приходил к начальству за деньгами от рытья могил, не понимали, что он говорит, даже я не понимала. А по телефону речь вообще невозможно было разобрать. Учительница меня все время вызывала, потому что он постоянно смеялся и лежал под партой.

До последнего ареста он к нам постоянно приезжал. Мой сын Ваня попросил его почитать сказку, но он не смог. Когда Юра зарабатывает деньги, мама их всегда забирает. Если он приносит деньги, она его пускает домой, если нет — не пускает. Такой человек… — вот что рассказала Ольга на суде.

Михаил, еще один брат, зарабатывает деньги и всю выручку отдает родителям. И так всю жизнь — родители Николай и Марина Смотровы постоянно пьют, а сейчас пытаются выселить Юрия, родного сына, из квартиры, где ему положена комната. Дело в том, что пятеро детей являются собственниками квартиры, а их мать просто там прописана. Марина пыталась уговорить Юрия отдать ей свою долю, но вовремя вмешалась Ольга — она понимала, что в таком случае матери ничего не будет стоить выгнать сына навсегда.

После первого суда и срока в тюрьме родители выгнали Юрия, потому что посчитали, что он их опозорил. Его не принимали домой, только если он приносил денег матери и отцу. Он был брошенный и ведомый, никогда не мог сказать «нет».

А вот что рассказала на суде 80-летняя Нина Федоровна Трубочкина, бабушка пятерых внуков:

— Юра вырос в горькой семье. Ему всех хуже досталось… Мы с другой дочкой на всех детей стирали, вещи покупали… Родители однажды надоумились поить Юру чаем с димедролом, пачками его покупали, а молоко от моей козы выливали в крапиву. Он долго не разговаривал, думали, немым останется.

Однажды на него упала детская железная горка, родители бухали, скорую не вызвали. Он лежал под ней в крови, медсестра прибежала к ним, перевязала голову. А он потом дома отлеживался, пил димедрол. Органы опеки — название одно! — приезжают, он могилки копает — ну и ладно, при деле — и хорошо. Родители взяли документы на Юрину инвалидность, куда-то дели. А им зачем — он с кладбища по тысяче рублей приносил. Я от людей узнала, что они квартиру, которую им как многодетным дали, пропили за бесценок, еле вернули через суд… После первого срока они Юру домой не пустили, сказали, что он семью опозорил. Он тогда у меня жил, я на него не могла нарадоваться…

МК.Ru
Юрий Смотров и его бабушка Нина Трубочкина. Фото из личного архива

Юрий Смотров и его бабушка Нина Трубочкина. Фото из личного архива

Самое странное — это работа органов опеки. В возрасте девяти лет Ольга написала туда письмо с просьбой о помощи, хотя о проблемах Смотровых знало все село. Несовершеннолетние дети кормятся кладбищенскими гостинцами, побираются на паперти, работают, чтобы купить выпивку своим родителям. Многие учителя пытались помочь Юрию и его братьям и сестре, но никто не взял на себя труд позаботиться о том, чтобы психически больного молодого человека все-таки признали инвалидом. Это решило его судьбу — теперь на него вешают всех собак.

Адвокат Юрия Елена Бухарина предоставила в суд различные характеристики молодого человека — из тюрьмы, из организации, где он несколько месяцев работал слесарем по ремонту перегрузочных машин, а также отзывы соседей. Он всегда помогал и начал зарабатывать на жизнь в восемь лет, а начал говорить лишь в двенадцать — родители выпивали и воспитанием никого из детей не занимались. Даже его брат Александр окончил школу благодаря своей учительнице, которая искренне хотела ему помочь. А вот Юрий навыки письма и чтения, которые он приобрел с таким трудом, уже утратил.

Прокурор просила для Юрия Смотрова реального лишения свободы. Мать ребенка, у которого был украден велосипед, с иском о возмещении ущерба в суд не обращалась. Она сказала, что для нее 12 тысяч — большие деньги, но ей очень жалко Юрия.

Судья Павлово-Посадского городского суда дал парню два года условно и освободил его прямо из-под стражи, и во многом благодаря усилиям адвоката Елены Бухариной, которая помогала Юрию бесплатно. К слову, в результате колоссального перенапряжения после суда она попала в больницу.

Сейчас никто не знает, где находится Юрий, — для многих он стал лакомым куском в борьбе за осуществление собственных планов. Родная мать хочет забрать его долю в квартире и не пускает сына в комнату, к тому же вместе с его отцом они постоянно выпивают и забирают все деньги, что зарабатывают их дети. Поэтому Юрию приходится сейчас прятаться как от родителей, так и от полиции — в любой момент его могут задержать якобы из-за того, что он занимается продажей наркотиков. Говорят, распространением этих слухов могла заниматься мать Юрия, чтобы отнять его долю в квартире.

«Мы питались на помойках».

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F