Потрясающие истории Несвижского замка

Ради чего стоит посетить белорусский городок Несвиж, так это ради замка Радзивиллов, главное родовое гнездо известнейшей фамилии. Немногие знают, но дворцы и замки магнатов были раскиданы по всему Великому княжеству Литовскому (Беларуси, Украине, Литве), Польше и Германии. К примеру, в Берлине, на Вильгельмштрассе, 77, в здании дворца князя Антона Радзивилла, расположилась первая Рейхсканцелярия с помещениями для Гитлера. Но сегодня не о них. 

Несвиж – это маленький европейский городок… Узкие улочки, неровные – то вверх, то вниз, то виляющие, с теснящимися по обочинам невысокими домишками из дерева или обожженного кирпича. Возникают ассоциации с Италией, и они неслучайны. Один из Радзивиллов – Николай Криштофор по прозвищу «Сиротка», – вернувшись из путешествия по Азии и Европе, решил отстроить в Несвиже второй Рим и пригласил архитектора с Апеннин. Тот не только нарисовал «генплан» города, но и отстроил по-новому дворец (прежний был деревянным). 7 мая 1583 года – именно этот день традиционно считается датой основания замка.

Кстати, свое прозвище «Сиротка» получил вовсе не потому, что у него не было папы и мамы, но с легкой руки короля Сигизмунда. Завидев на балу плачущего в сторонке ребенка, забытого веселящимися родителями, государь взял мальца на руки, усадил в свой трон и пожалел: «Ишь какой сиротка!» Так и стали его кликать. К слову, у других Радзивиллов прозвища были тоже те еще! Например, Казимира прозвали «Рыбонькой» за любвеобильность. У него было очень много женщин, несмотря на официальную жену, как зовут каждую из «наложниц», он попросту не мог запомнить, поэтому величал их рыбоньками. Сын его, Кароль Станислав, тоже отличался миролюбием и ласковым обращением с приближенными и называл всех и каждого «Пане Коханку» («господин дорогой»). Он был модником и юмористом. Его называли несвижским «бароном Мюнхгаузеном» и «Казановой». Каких только преданий ни донесла молва: и что возлюбленной у него была русалка, и что в Налибокской пуще он поймал черта, любил кататься на повозке, запряженной четверкой медведей. Однажды летом «Пане Коханку» устраивал бал для гостей со всей Европы. А поскольку весил он 10 пудов (160 кг), то на балу разомлел, вышел на балкон и пообещал устроить завтра в Несвиже зиму. Гости тогда решили, что князь хлебнул лишку. Наутро же вокруг замка действительно лежал снег… Конечно, не настоящий, а всего лишь соль. Жутко дорогая в те времена, она ценилась на вес золота. Солью был засыпан не только весь парк вокруг дворца, но и дорога, ведущая от замка к костелу (примерно 400 м). В тот день все гости катались на санях. А соли потом хватило Несвижу едва ли не на столетие.

Вою на луну

Но были среди Радзивиллов и совсем иные личности. Например, младший брат «Рыбоньки» князь Иероним Флориан Радзивилл вошел в историю рода с эпитетом «Жестокий». Историки по сей день спорят, был ли он просто садистом или его наклонности – это результат душевной болезни. Как бы то ни было, но ничто не может оправдать его жестоких поступков. Даже душещипательная история из детства.

...Маленький Флориан долго находился под контролем у излишне властной мамаши. Звали ее Анна-Катажина. В юности, 16-ти лет, фрейлину выдали замуж практически против воли за Кароля Радзивилла. Княгиня рожала каждый год, но ее дети, не доживая до совершеннолетия, почти все умирали. В Несвиже даже была сложена легенда, согласно которой несчастная женщина превращалась в сову и в образе птицы прилетала, и продолжает это делать и сейчас, к склепу рода Радзивиллов, где покоятся 12 гробов мал мала меньше. К слову, это третья гробница в Европе после усыпальницы Людовиков во Франции и Габсбургов в Австрии.

Иезуитский костел Божьего Тела стоит неподалеку от замка.

И сегодня посещение склепа, входящее в программу экскурсий, – зрелище не для слабонервных. Ибо за четыре столетия здесь были погребены более ста представителей магнатского рода. Кстати, секретами бальзамирования магнатских тел интересовались советские ученые, желавшие найти рецепт для наиболее долговечного хранения тела Ленина в Мавзолее. Недавно один из ныне живущих Радзивиллов завещал похоронить себя в семейном склепе. Власти Беларуси не посмели отказать в последней воле представителю древнейшего сословия.

Поговаривают, вопли матери-совы можно услышать по сей день. Равно как и встретить «черную панну».

Апостолы для Гитлера

Одна из громких встреч с нею случилась осенью 42-го. Во время Второй мировой войны Несвижский замок был занят немцами. В один из вечеров постовые начали метаться в панике, отстреливаться, кричать: «Шварц фрау!» На них из темноты многовекового парка вышла женщина в черном. Но она не шла, а плыла, ее длинное платье бесшумно колыхалось над землей. Когда она подняла свою изящную головку, то с лица, освещенного лунным светом, на немецких солдат взглянули мертвые глазницы… Это Барбара Радзивилл, Черная Дама Несвижского замка, один из самых знаменитых белорусских призраков.

Призрак Барбары начал являться немцам вовсе не тогда, когда завоеватели заняли замок. Королева появилась одновременно с агентами Аненербе, явившимися в Несвиж.

В пустом Несвижском замке Аненербе, вероятно, интересовал клад, зарытый Домиником Радзивиллом в 1812 году. Это была главная реликвия рода – статуи 12 апостолов. Они целиком отлиты из золота и серебра, украшены драгоценными камнями. Кстати, грабители не раз пытались похитить золотых апостолов. Поэтому настоящие статуи были надежно спрятаны, а в Голубом зале дворца выставлялись искусные копии из воска, украшенные фальшивыми камнями. Со временем рядом с апостолами поставили и восковые фигуры тех грабителей, которые пытались их украсть. Так появилась первая в мире коллекция восковых фигур.

Именно этот клад не давал спать ни Розенбергу, ни самому Гитлеру. Немцы прочесали с металлоискателями чуть не весь Несвиж, но так ничего и не нашли. Впрочем, и поисковикам, пришедшим в последующие годы, удача также не улыбнулась. Сокровища Радзивиллов по-прежнему покоятся в Несвижской земле, и никаких указаний о его местонахождении нет. Известно только одно: Доминик Радзивилл действительно зарыл все родовые сокровища и сделал это где-то неподалеку от замка. Но где?

Панночка померла!

О жизни и смерти Барбары Радзивилл сложены легенды, написаны картины, книги, драматургические произведения, поставлены фильмы. При ее жизни о ней слагали не только стихи и легенды, но и анекдоты; о ней ходили разного рода сплетни. Не было женщины в ее эпоху и позже более знаменитой, блестящей, окруженной богатством и лоском. Даже после своей смерти она осталась великой, и прах ее покоится вместе с прахом великих князей и королей. Призрак Барбары Радзивилл, как утверждают, до сих пор обитает в Несвижском замке. При всем этом ее жизнь наминает страшную и трагичную сказку, завораживающую ужасом и тайной. Ее называли белорусской средневековой Джульеттой.

Барбара Радзивилл стала первой настоящей первой леди в Беларуси. В пятнадцать лет ее выдали замуж. Но семейная жизнь была омрачена постоянными изменами мужа. Через пять лет муж умер, оставив Барбару двадцатилетней вдовой. И вот после долгого траура на одном из балов юной красавице «с алебастровой кожей и волосами цвета светлого пива» (так описывал Барбару венецианский посол) стал оказывать знаки внимания принц Сигизмунд-Август, кстати, тоже молодой вдовец. Сигизмунд и Барбара безумно полюбили друг друга. В 1548 году скончался отец Сигизмунда. И тут наследник престола объявил о своем браке с Барбарой. Сторона жениха была категорически против. Знать боялась усиления и без того влиятельного рода Радзивиллов, а мать нового короля, итальянка Бона Сфорца, люто возненавидела будущую невестку. Но Сигизмунд был непреклонен. В 1550 году Барбара стала королевой. Теперь на троне впервые сидела представительница рода Радзивиллов, да еще такой неземной красоты.

Свекровь времени даром не теряла. Не зря она носила фамилию Сфорца – эти итальянские аристократы наравне с печально известными Борджиа считались непревзойденными мастерами заговоров и политических убийств. Бона при помощи своего личного аптекаря, специалиста по ядам, флорентийца Монти отравила супругу сына медленно действующим зельем – кантареллой. И в 1551 году Барбара умерла в страшных мучениях – все ее тело покрылось гнойными нарывами, они лопались, издавая прямо-таки невыносимое, просто трупное зловоние, даже слуги не выдерживали этого ужасного запаха и разбегались. Возле ее кровати постоянно сидел только один человек – любящий муж король Сигизмунд.

После ее смерти Сигизмунд страшно горевал, ему даже устроили спиритический сеанс – известный алхимик и медиум пан Твардовский взялся вызвать душу Барбары в присутствии короля, но при условии, что тот не будет двигаться, когда явится дух умершей. Сигизмунд не смог сдержаться и бросился к призраку с криком: «Басенька моя!» По преданию, в тот же миг раздался громкий звук, похожий на взрыв, а в комнате повис тяжелый трупный запах… С тех пор душа Барбары не может найти покоя, появляясь в Несвижском замке по ночам в образе «Черной дамы».

Последний раз ее видели реставраторы замка.

Баснословные богатства

В прошлом залы дворца украшали королевская мебель, редкие персидские ковры, полотна именитых художников, великолепные коллекции хрусталя, оружия, монет и медалей. Картинную галерею, между прочим, помогал формировать не кто иной, как Рембрандт! Знаменитого художника пригласили Радзивиллы, когда начала формироваться замковая картинная галерея, одна из богатейших на этих землях. В ней насчитывалось до тысячи художественных произведений на полотне и дереве. Часть их, в большей мере портретного жанра, сохранилась до нашего времени и украшает собрание национального художественного музея Беларуси и других музеев страны и мира. В замке находилась библиотека из двадцати тысяч томов и архив Великого княжества Литовского. На пирах собиралась почти вся Литва. Во дворце имелся театр, оркестр…

Согласно преданию, в тайниках замка хранилась родовая сокровищница на сотни пудов ценностей, которая пополнялась на протяжении многих веков. Владельцы не имели права ни продать, ни вывезти ее с территории Несвижа даже в самые грозные военные времена.

Но и сегодня восстановленное имение крайне занятно! В прежние времена в Несвижской художественно оформленной цитадели было 365 комнат – столько же, сколько дней в году. Причем отдельные залы назывались: золотой, бриллиантовый, серебряный, мраморный – поскольку декор их был из этих самых металлов и камней.

Сами Радзивиллы покинули замок в 1939 году. По признанию последней из рода, кто жил в этом «доме», Эльжбеты Радзивилл, когда они уезжали из дворца, то не брали абсолютно ничего, только дорожные сумки с самым необходимым. Все ценности и богатства, как материальные, так и культурные оставались на своих местах.

Радзивиллы верили, что они уезжают ненадолго, что они вернутся в свой дом… Но получилось иначе. Вернуться в родовое гнездо Эльжбете довелось только в 90-х годах. Она была просто ошарашена запустением замка, тем, что уникальные камины его были варварски разрушены, а паркет, который лежал столетиями, после того, как был порублен саблями еще во время революции, заменили на какое-то другое покрытие.

Сегодня туристам демонстрируют 32 залы – бальные, трапезные, охотничью комнату, в ней стоит уникальный бильярдный стол, на котором буквально до последнего времени играли хозяева замка. Есть во дворце и отдельная экспозиция предметов быта, здесь представлены посуда (сверкающий хрусталь, тяжелое серебро, китайский фарфор), одеяния и предметы для служителей культа, гобелены и многое другое, что окружало Радзивиллов на протяжении столетий...

А когда престарелая княжна решила пройти в любимое с детства местечко – кухню, на которой она любила сиживать и наблюдать за поваром-поляком, который хоть и не разрешал маленькой госпоже готовить, но научил ее премудростям кулинарии, то была охаяна какой-то поварихой! О том, чтобы войти в комнату, где была спальня юной Эльжбеты, речи даже не шло – там располагались палаты пациентов санатория, и без того огорченная дама рода Радзивилл не стала беспокоить их… Да, после войны в Несвижском замке основали межколхозный санаторий. Тогда еще были целыми стенные росписи, изразцовая отделка, камины. Все это не вписывалось в привычный быт новых жителей замка и персонала санатория. Постепенно росписи были закрашены, бесценные изразцы практически просто посбивали, а стену в том месте покрасили обычной краской. Стенную роспись также закрашивали. Сохранившуюся радзивилловскую посуду и старинные костюмы передали в театры в качестве реквизита. Много мебели было просто разворовано.

Так и лечились там белорусы, пока президент Лукашенко не решил развивать в стране туризм. На реконструкцию Несвижского замка потратили миллионы долларов… Длилась она восемь лет. За это время замок даже «умудрился» сгореть – не удалось спасти уникальные деревянные несущие балки… Кто-то даже выдвигал гипотезу, что поджег был совершен умышленно, де реставраторам и строителям было проще разрушить прежнее и построить новое, чем восстанавливать многовековые стены.

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F

Добавить комментарий