ЗЕЛЕНАЯ ФЕЯ, боготворимая и проклинаемая.

Абсент называли то «Зелёной богиней», то «Зелёной ведьмой». Его то боготворили и прославляли в стихах, то проклинали и запрещали. Пожалуй, столько споров не вызывал ни один алкогольный напиток в истории. А ведь поначалу он даже считался лекарством!

В конце XVIII века абсент можно было купить в аптеке в швейцарском городке Куве. Там жили сестры Энрио, которые зарабатывали на жизнь изготовлением всевозможных целебных снадобий. В том числе и полынно-анисовой настойки, которую они продавали под названием Воn Extrait d’Absinthe.

Секретный рецепт

История умалчивает, откуда у сестер взялся рецепт этой необычной горькой настойки. Возможно, он достался им в наследство от собственной бабушки. Доктор Пьер Ординьер очень расхваливал своим пациентам чудодейственный абсент сестер Энрио. По его словам, эта настойка была чуть ли не панацеей от всех болезней. С ее помощью доктор рекомендовал возбуждать вялый аппетит у больных и стимулировать пищеварение.

Пьер Ординьер стал первым, кто записал этот рецепт. Произошло это в 1792 году, и эта дата считается годом рождения абсента.

Согласно рецепту французского доктора, снадобье полагалось изготовлять методом дистилляции полынно-анисовой настойки в перегонном аппарате. В его состав  входили ромашка, фенхель, вероника, кориандр, иссоп, корень петрушки, мелисса, даже шпинат.

Позже рецепт был куплен предпринимателем Анри Дюбье. Вместе со своим другом Анри-Луи Перно, дальним родственником Ординьера, он открыл в 1797 году в Куве первый завод по производству абсента. Крепкая полынная настойка получила название La Fee Verte, или «Зеленая фея», потому что имела характерный изумрудно-зеленый цвет. Она так понравилась покупателям, что компаньоны решили расширить производство. Вскоре появился второй завод — на этот раз во Франции, в местечке Понтарлье. Завод назвали «Перно», и впоследствии именно он стал основным центром производства абсента.

Вдохновение или безумие?

Сначала абсент продавался только в Швейцарии и Франции, но довольно скоро его стали поставлять по всему миру. И он приобрел мировую популярность, несмотря на довольно высокую цену. Особую любовь к абсенту питали богема и творческая интеллигенция. Например, Шарль Кро, который изобрел, но не смог запатентовать проигрыватель, выпивал в день по 20 порций абсента. Он говорил, напиток помогает ему думать. Возможно, так оно и было — по крайней мере, Кро известен, как разработчик метода цветной фотографии и автоматического телеграфа.

Молодой поэт Артюр Рембо и скандально известный в Париже конца XIX века автор театральных пьес Альфред Жарри утверждали, что абсент приносит вдохновение. А поэт Поль Верлен воспевал абсент в стихах. По свидетельству его друзей, на смертном ложе он проклял абсент, но даже тогда у него под подушкой была припрятана бутылка с «Зеленой феей». Впрочем, самыми известными поклонниками абсента, пожалуй, были Винсент Ван Гог и Эрнест Хемингуэй.

Популярен абсент был и в армии. Во время французских колониальных войн в Северной Африке, которые начались в 1830 году, военным выдавали эту настойку для профилактики малярии, дизентерии и других болезней. А также для дезинфекции питьевой воды.

Однако уже в середине XIX века начало появляться недовольство модой на абсент. Газета The New York Times писала, что француженки 18-20 лет намного чаще болеют циррозом печени, чем их ровесницы в других странах, из-за пристрастия к абсенту. Позже медики признали, что потребление абсента приводит к привыканию, сверхвозбудимости, неконтролируемой агрессии и галлюцинациям. В это же время в войсках Северной Африки все чаще регистрировались случаи параноидной шизофрении. И в этом усматривали влияние «Зеленой феи». Точнее, туйона — вещества, содержащегося в эфирных маслах горькой полыни, на основе которой и делают абсент. Именно туйон, как считалось, обладал галлюциногенным действием.

Абсент стали называть «безумием в бутылке», но его потребление росло с каждым годом. К примеру, в 1874 году продавалось 700 тысяч литров в год, а в 1910-м — уже 36 миллионов литров! Еще бы, ведь у этого напитка всегда находились защитники. Например, английский поэт и оккультист Алистер Кроули писал: «Мы же не проклинаем море, где бывают кораблекрушения, и не запрещаем лесорубам использовать топоры только из сочувствия к Карлу I или Людовику XVI».

Кстати, любой алкогольный напиток может стать ядом, если им злоупотреблять.

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F