Сумасшедший мир убивает тех, кто любит звезды.

Король Людвиг II Баварский вошел в историю как автор гигантских архитектурных проектов, за которые получил прозвище Безумный Людвиг, а также как друг и меценат великого композитора Рихарда Вагнера. Современники короля единодушно осуждали его за безумную растрату средств, однако созданный им замок Нойшванштайн является в настоящее время одним из крупнейших туристических центров Баварии, поражая своей удивительной красотой. Король Людвиг II таинственно погиб во время прогулки, и до сих пор официальная версия гласила, что он покончил с собой.

Однако историк из Германии Зигфрид Вихман предложил недавно новое объяснение причин загадочной смерти короля. Свою гипотезу ученый, специализирующийся на живописи второй половины XIX века, выдвинул после внимательного изучения посмертного портрета. Этот портрет был сделан сразу же после того, как 13 июня 1886 года тело Людвига II выловили из озера, расположенного недалеко от его резиденции, замка Нойшванштайн. Тогда после непродолжительного расследования король был признан совершившим самоубийство. В то время это никого не удивило, поскольку король был известен своими странными поступками. Его потомки тщательно охраняют эту версию и не позволяют ученым эксгумировать тело монарха, чтобы точно установить причину его смерти.

На мысль о том, что на самом деле король Людвиг был убит, Вихмана натолкнул собственный опыт лечения огнестрельного ранения, полученного во время войны. Он обратил внимание, что на посмертном портрете у короля Людвига нет признаков трупного окоченения. А в углу приоткрытого рта короля Вихман заметил липкое пятно крови. Ученый сразу же вспомнил, как во время Второй мировой войны лечил огнестрельное ранение легкого и тоже харкал кровью. В своей книге «Убийство короля Людвига» господин Вихман утверждает: в легких короля не было воды, а только кровь, так что король был убит.

…Однако справедливости ради нужно отметить, что жизнь «самого романтичного и романтического короля» не менее интересна, нежели версии его кончины.

 

Будучи еще принцем, в 1861 году шестнадцатилетний Людвиг был потрясен оперой Вагнера «Лоэнгрин» – о рыцаре Лебедя. Лоэнгрин, спустившийся из волшебного замка в мир мертвых, стал любимейшим героем Людвига, одним из любимых чудачеств которого было плавание по искусственному водоему на лодке в форме лебедя в костюме этого рыцаря.

Династия баварских королей Виттельсбах, потомком которой и являлся Безумный Людвиг, славилась своей склонностью к изящному и покровительству прекрасного. Так его дед, Людвиг I, рано обнаружил горячую любовь к литературе, музыке и искусству, позднее окружил себя художниками и в конце концов отрекся от престола в пользу своего сына Максимилиана, чтобы целиком посвятить себя кисти и перу.

Маленький Людвиг не стал исключением и уже в раннем детстве поражал изощренностью в строительстве игрушечных крепостей и замков. После вступления на престол он приказал найти Рихарда Вагнера, поскольку более с ним, чем с Баварией, он связывал свои дальнейшие планы. Он собирался построить для Вагнера театр и обеспечить ему такие условия, чтобы тот мог, не заботясь ни о чем, посвятить себя исключительно творчеству.

Позднее Вагнер признавал, что король Людвиг Баварский является идейным вдохновителем и соавтором тетралогии о кольце нибелунгов и «Парсифаля».

«…Увы! – писал Вагнер. – Он так хорош, так умен, так полон глубокого чувства, так великолепен, что я боюсь, что его жизнь, подобная мечте богов, увянет в этом обыденном мире! Он любит меня с пылкостью первой любви, знает все про меня, как моя собственная душа. Вы не можете себе вообразить всю прелесть его взгляда! Только бы он жил, он слишком хорош для мира!»

Их дружбу назвали союзом искусства и власти, союзом сказочного короля и великого творца.

 

Дорогостоящие постановки опер, грандиозные архитектурные замыслы в стиле музыки Вагнера и проект нового замка Лебедя вызвали недовольство баварского общества. Под давлением, поскольку Бавария была монархией конституционной, король был вынужден попросить Вагнера покинуть свои владения, оставшись тем не менее самым преданным его другом. Но с этого времени Людвиг II перестал бывать в Мюнхене и увлекся не менее дорогостоящими проектами – знаменитыми альпийскими замками, которые «по концентрации роскоши стали первыми в мире». Одновременно он пытался построить свое сказочное королевство. Для этой цели он собирался приобрести какой-нибудь остров.

Замок Херенхиимзее возведен на острове посреди озера Химзе.

По замыслу он должен был напоминать французский Версаль. Повсюду прослеживается мотив лилий – символа династии Бурбонов.

«…Вызывающая роскошь рококо поражает даже видавших виды туристов. Обилие золота, зеркал, ваз, большим ценителем и собирателем которых был Людвиг; павлины в натуральную величину из драгоценного мейсенского фарфора, люстра из слоновой кости, букет фарфоровых цветов, неотличимых от настоящих; огромная хрустальная люстра на 108 свечей…»

Однако часто король переключался на другие проекты, и Херенхиимзее остался недостроенным. Та же судьба постигла замок Нойшванштайн («Новый лебединый замок»), возведенный на юге Баварии.

Сказочный замок напоминает грандиозные декорации к операм Вагнера. На росписях можно видеть Лоэнгрина, Тристана и Изольду, Тангейзера, сцены из опер. Людвиг надеялся, что его гениальный друг Вагнер вернется в Баварию и сможет жить и творить в Нойшванштайне.

Замок Берг на озере Штарнберг был построен до Людвига, но король значительно приукрасил и перестроил его.

Вскоре строительство сказочных замков приобрело характер мании. Сметы не укладывались в королевскую казну Виттельсбахов, министерство финансов отказывалось выделять средства. Не успокоившись, Людвиг стал искать требуемую сумму, обращаясь с просьбами о ссудах во многие правительства мира. Наконец он решился просить о помощи даже Францию, гарантируя ей военную поддержку в случае войны с Германией.

Со временем Людвиг становился все более странным. Король все более отстранялся от людей. Когда возникала необходимость присутствовать на придворных обедах, Людвиг требовал, чтобы присутствующие были скрыты от него вазами с цветами. На заседаниях государственного совета король скрывался за ширмой даже от секретаря.

Опера оставалась его пристрастием, но в театре Людвиг находился один. Для него, и только для него ставились спектакли, играли известнейшие актеры.

Порой король впадал в странное оцепенение, уходил в лес и часами стоял недвижим, как статуя. У него был специальный костюм Лоэнгрина, в котором он совершал ночные поездки по озеру Штарнберг. Ночью он поднимался на крышу своего замка и часами любовался звездами и луной. Жители окрестных деревень часто наблюдали, как по ночам баварский король, подобно фантастическому горному духу, бродит в лунном свете или мчится на санях в вихре серебряного снега. Когда же Людвиг вдруг чувствовал ностальгию по временам Людовика XIV, то в одном из своих дворцов, выстроенных по образу Версаля, прогуливался одетый и загримированный под своего кумира.

Ушедший в бессмертие

Тем временем Берлин стал серьезно опасаться за его здоровье, а правящие круги империи усматривали в его существовании серьезную угрозу. Летом 1886 года Людвиг II Баварский был официально признан сумасшедшим и отстранен от власти. Бывшему сорокаоднолетнему монарху предоставили возможность провести остаток жизни в замке Берг. Однако на следующий же день после низложения тело короля было найдено в озере Штарнберг. С него была сделана посмертная картина, на которой Зигфрид Вихман и заметил в углу рта короля запекшуюся кровь, что позволило ему составить мнение о том, что у Людвига было прострелено легкое.

…Сердце Лебединого короля положили в позолоченную серебряную урну и поместили в мавзолей Альт-Эттинг – фамильную усыпальницу Виттельсбахов, расположенную в Верхней Баварии. С тех пор мавзолей Альт-Эттинг стал местом настоящего паломничества, а замок Нойшванштайн самым посещаемым в Германии: ежедневно туда приезжает до 10 тысяч человек.

После правления Людвига, кроме его дворцов, остались Академия изящных искусств и Технологический институт в Мюнхене, баварский Красный Крест. Из созданных им фондов поддерживалось развитие музыкальной культуры, в частности строительство Дворца фестивалей в Байрейте.

Вагнер оказался прав, написав, что Людвиг «слишком хорош для этой жизни», где никого не интересуют звезды.

Немцы чтят своего любимого монарха. Очень часто можно услышать в Германии фразу: "Если бы политики так любили красоту и звезды, мир был бы совершенно другим". Они правы!

И только глядя на наследство, которое оставил Людвиг, понимаешь, кто на самом деле является сумасшедшим - этот мир, который убивает тех, кто любит звезды.

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F