Мифы об инквизиции.

Неверные представления зачастую складываются из комплекса причин. Пропагандистская шумиха, предвзятость по отношению к недругам, скудость источников, ограниченный кругозор, желание оправдаться и другое — все они помогают сотворению мифов и порождают многочисленные заблуждения. Распространено мнение, что инквизиция была царством произвола. И мало кто знает — современная процедура охраны свидетелей берет свое начало в практике инквизиции. Главное — не обвинить или оправдать. Главное — попытаться понять, что в реальности представлял собой трибунал инквизиции.

Ни в одном из архивных документов, начиная от архивов инквизиции, писем Галилео Галилея и заканчивая другими современными ему письменными источниками, великий ученый не произносил свой самый известный афоризм "А все-таки она вертится!…". Впервые это "крылатое выражение" появилось в печально известных своими неточностями "Литературных источниках" аббата Ирелли, который, похоже, сам его и придумал.

Протестантские теологи придали мрачный смысл словам "инквизиция" и "инквизитор", которые в европейских языках стали синонимами мучения, пытки и изощренных садистов. Примерно то же ранее проделали отцы католической церкви, закрепив за племенем вандалов репутацию разрушителей культурных ценностей. Давно исчезли с лица земли вандалы, прошло время инквизиции, а слова-ярлыки прилипли к нашему языку, мешая объективному восприятию исторических явлений.

Инквизиция происходит от латинского слова inquisitio, что означает "розыск" или "расследование". Первоначально это было временное учреждение, подобие комиссии, созываемой по конкретным поводам — чаще всего для борьбы с восстаниями еретиков. Однако ничего не бывает более постоянного, чем временное. С XIII столетия инквизиция превратилась в постоянный трибунал со значительными полномочиями. Инквизиция была основана в 1231 году буллой Excommunicamus ("Отлучаем"), которую папа Григорий IX выпустил против еретиков. Отменена последняя — испанская инквизиция — в 1834 году.
Историк Жан Севилья, которого цитирует писатель и переводчик Сергей Нечаев в своей биографии "Торквемады", сообщает, что "борьба с еретиками была официально делегирована тем, кто имел в этом опыт: нищенствующим орденам. Главным образом доминиканцам и францисканцам. После 1240 года инквизиция распространилась по всей Европе, исключая Англию". Однако костры с еретиками горели не только по всей католической Европе, то есть ассоциировать их исключительно с деятельностью инквизиции было бы несправедливо. (Например, когда в 1411 году в Пскове началась эпидемия чумы, по обвинению в ворожбе было сожжено 12 женщин, хотя никакой инквизиции в то время на Руси не было.)

Интересно, что исходя из статистических данных сожженных за колдовство и ворожбу (четыре пятых приговоренных — женщины), можно сказать, что Святая инквизиция представляла собой некий орган женоненавистничества. Правда следует заметить, что делами о колдовстве инквизиторы занимались крайне редко (в основном это делали светские, а не церковные суды) и большинство приговоров по этим делам со стороны инквизиторов были оправдательными. Так, например, на одном из процессов XIV века в Испании инквизиторы из 15 человек, подозреваемых в колдовстве, оправдали 13, а еще одному заменили смертную казнь длительным сроком заключения. Последнего приговоренного все-таки отправили на аутодафе, однако перед началом казни инквизиторы упросили местное начальство помиловать осужденного. В итоге ни один из колдунов не пострадал!

"Нет одной инквизиции, но есть три инквизиции: средневековая инквизиция, испанская инквизиция и римская инквизиция. С исторической точки зрения их смешение лишено смысла", — продолжает Жан Севиллья.  "Юридически независимая, параллельная гражданскому правосудию средневековая инквизиция была церковным институтом, и ее служители зависели только от папы. При этом булла Excommunicamus не устанавливала четкой процедуры ее деятельности. Правила устанавливались эмпирически, разные на разных территориях".

Специалист по данному вопросу Жан Севиллья указывает, что прибывший для расследования в ту или иную местность инквизитор публиковал два указа. В соответствии с указом веры, каждый верующий обязан был доносить на еретиков и их сообщников. Второй — указ милости — давал еретику срок от 15 до 30 дней для отречения, после чего его прощали. После истечения срока упорствующего еретика передавали в руки трибунала инквизиции.

"Вот тут-то историческая реальность переворачивается с ног на голову и наполняется всевозможными клише, — замечает Жан Севиллья. — Картина инквизиции так негативна, что создается впечатление, что это было царство произвола. На самом деле все было с точностью до наоборот: инквизиция была правосудием методичным, формалистичным и полным бумажной волокиты, часто значительно более умеренным, чем гражданское правосудие".

Для защиты обвиняемый приглашал свидетелей и имел право на отвод состава суда и даже самого инквизитора. На первых допросах присутствовали уважаемые люди — говоря по-нынешнему, старейшины или аксакалы. Имена доносчиков держались в тайне (защита свидетелей), но в случае лжесвидетельствования лжеца ждало суровое наказание. У инквизиции не было права приговаривать к смертной казни, а только к различным видам епитимьи (к временному или пожизненному заключению, к штрафам, к изгнанию, к отлучению от Церкви и т. п.). Разрешение применять пытку было получено много позже, и "на пытки существовало множество ограничений (по некоторым данным, только два процента арестованных испанской инквизицией подвергалось пыткам и те не длились более 15 минут)".

По заказу папы Иоанна Павла 2, комиссия ученых, одни из которых принадлежали к католической церкви, а другие были просто светскими историками, провела исследование инквизиционных архивов. Согласно результатам этих исследований, с 1540 по 1700 год испанская инквизиция преследовала по обвинению в ереси 44 тысячи человек. И лишь 2 процента от этих людей были приговорены к смертной казни. Другая часть приговаривалась к заключению или публичному покаянию. Пытки использовались, но только в незначительном числе случаев – тогда когда у инквизиторов были основания не доверять обвиняемому.
Наиболее известные антиинквизиционные данные привел Хуан Антонио Льоренте в книге «История испанской инквизиции» для Испании в 1540-1700 годах. По его расчетам, получается примерно 31 700 человек, сожженных в Испании, без учета её колоний. Приговорено к другим видам наказания - 291 450. Как видно даже Льоренте, который сам служил секретарем в инквизиции, но потом порвал с ней, признавал, что подавляющее количество приговоров не вело к казни.
Учитывая, что испанская инквизиция была самой свирепой (скажем, Римская инквизиция была гораздо мягче), то в любом случае, по видимому, количество жертв инквизиции находилась в пределах десятков тысяч человек за все время своего существования.
Конечно эти тысячи реальных людей - жертвы инквизиции, и не стоит ее в этом оправдывать. Но все-таки это далеко не миллионы. Для сравнения только по официальным данным , только в 1937-1938 годах в СССР было расстреляно 681 692 человека.

На самом деле, если бы это было так, то не было бы судов, которые порой длились годами и даже иногда десятками лет. Основная цель инквизиции была в исследовании человека на предмет: еретик он или нет, и в попытках склонить его к покаянию. Например, от Джордано Бруно покаяния ждали целых 8 лет. Как признается сам Льоренте (который, напомним, принадлежит к противникам инквизиции): "Никогда не доводили дела до аутодафе не попробовав в течение долгого времени обратить его ( обвиняемого ) и привести к единению с католической Церковью всеми средствами, которые могла внушить опытность в этом деле. Обеспечив надежность его тюремного заключения, позволяли и даже в некотором роде побуждали его родных , друзей , соотечественников , духовных лиц и всех людей , известных своим образованием, посещать его в тюрьме и беседовать с ним . Сам епископ или инквизитор приходили к обвиняемому и убеждали его вернуться в лоно Церкви . Хотя он выражал в своем упорстве самое сильное желание быть поскорее сожженным ( что случалось часто , потому что эти люди считали себя мучениками и выказывали свойственную им твердость ) , инквизитор на это никогда не соглашался ; наоборот , он удваивал доброту и кротость , удалял все , что осужденному могло внушать ужас , и старался уверить его , что обратившись , он избегнет смерти , лишь бы только он снова не впал в ересь , что и бывало в действительности..." .
Из истории известно немало примеров, когда человек избегал наказания, если приносил покаяние. Это касалось даже закоренелых еретиков. Например, Раймонд Четвертый, бывший главой альбигойцев, принес покаяние и получил свободу. Однако после этого он приказал зверски замучить папского легата Пьера де Кастельно…

Кроме временных, имеются еще и географические отличия инквизиционных трибуналов. В Италии инквизиция почти незаметна. Крайне жестокие гонения на юге Франции и в Германии (XIII-XV века). В Испании действия трибуналов инквизиции отличаются от Германии и Франции. В этих странах репрессиям подвергались в основном секты, тяготеющие к Реформации. Жан Севиллья добавляет: "Во Франции конец инквизиции был связан со становлением государства. В Испании все было наоборот".

В самой Испании преследуют так называемых conversos — евреев и мавров, перешедших в христианство. В Испании и Португалии термин "конверсо" означал не только крещеных евреев, но и их потомков. В подчиненных же испанской короне Нидерландах гонения коснулись главным образом протестантов. Тристан Аннаньель заканчивает статью об инквизиции такими словами: "Несмотря на суровость испанской инквизиции, сегодня среди историков преобладает мнение, что она не была ни самой свирепой, ни самой кровавой в Европе".

Как относились к еретикам в России

В России еретиков жгли, начиная с XIII века. «Волшебников» карали таким образом и при Анне Иоанновне (царский указ 1731 года). Жгли волхвов (новгородская летопись 1227 года), «вещих жонок» (псковская летопись 1411 года). При Иване Грозном и вплоть до второй половины XVIII века «заповеда таких огнем пожечи» (последнее решение о вынесении подобного способа казни было зафиксировано в 1762 году в Архангельской волости – за «колдовство»; жечь человека в итоге не стали, сослали на каторгу).

Одно из самых известных подобных сожжений – казнь протопопа Аввакума и трех его товарищей-единомысленников. Раскольник Аввакум не захотел подчиниться реформистской никонианской церкви, 14 лет сидел в Заполярье в земляной яме на хлебе и воде, продолжал проповедовать, пока царское терпение не лопнуло, и Федор III Алексеевич не приказал сжечь мятежного протопопа. Аввакум вместе с собратьями по убеждениям в апреле 1682 года заживо сгорели в деревянном срубе.

источник

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F