Каспар Хаузер — убитая загадка истории.

«Дело Хаузера», включавшее свидетельства официальных лиц, экспертов и просто очевидцев, составило 49 томов, но в истории он так навсегда и остался «европейским сиротой».

В газетах города Нюрнберга местный бургомистр господин Якоб Биндер поместил объявление. В нем была просьба откликнуться тех, кто что-либо знает о похищении ребенка в период между 1810-м и 1814 годом. Эта статья была перепечатана всей немецкой прессой, а за ней разошлась и по всем зарубежным газетам.

1828 год — в Нюрнберге появился одетый в лохмотья юноша. Он шел по городу нетвердой походкой, держась за стены домов. В полицейском участке, куда доставили неизвестного, из него ничего не смогли вытянуть, кроме невнятного бормотания. Вел он себя как ребенок, но выглядел лет на 18. Огонь, вероятно, он видел близко впервые, так как сразу обжегся о пламя свечи, пытаясь коснуться его голой рукой.


Когда юноше дали лист бумаги и карандаш, он смог нацарапать нетвердым детским почерком всего два слова – Каспар Хаузер. Скорей всего, это было его имя. На все просьбы написать еще хоть что-то, молодой человек отвечал полнейшим непониманием того, чего от него хотят. При попытке продолжить расспросы он попросту расплакался. Насколько могли судить полицейские, задержанный вел себя абсолютно искренне, так что их первоначальные подозрения, что он изображает идиота с какой-то тайной целью, не нашли подтверждения.

В последствии Каспара Хаузера ждала еще не одна экспертиза. Выяснилось, к примеру, что он прекрасно мог видеть в темноте и обладал очень тонким обонянием. Его желудок принимал только хлеб и воду. Подошвы и ладони были нежными и мягкими. Врачи, исследуя организм Каспара, сделали интересное открытие – на теле юноши виднелись следы от прививки, а в те годы это было редкость, привилегия аристократов.

Весть о странном юноше распространилась очень быстро. Участие в его судьбе принял поначалу весь город, а после и вся Германия. Сам бургомистр Нюрнберга поручил учителю гимназии Георгу Даумеру ежедневно давать мальчику уроки.

По мере адаптации Каспар Хаузер научился находить с людьми общий язык. После многократных расспросов он, в конце концов, более или менее связно поведал историю своих злоключений. Из того немногого, что он помнил, можно было сделать вывод, что жизнь его прошла в каком-то подвальном помещении с земляным полом и маленьким окошком, через которое почти не проникало света.

Спал он на соломе. При пробуждении всегда обнаруживал рядом с собой кружку с водой и кусок хлеба. Одеждой ему служили лишь штаны и рубашка, обуви же не было вовсе. Раз в несколько дней его навещал «черный человек», лица которого он не видел, так как оно было скрыто маской. Постепенно этот человек научил его писать слова «Каспар Хаузер». Потом лесами вывел к Нюрнбергу и, показав на город, велел идти в «большую деревню», а сам ушел. Вот, собственно, и все.

Чем больше подробностей всплывало в этой невероятной истории, тем в большей степени она казалась загадочной. В те времена такого рода таинственность могла объясняться лишь серьезными политическими причинами. Случаем с Каспаром Хаузером серьезно заинтересовался президент Королевской судебной палаты в Ансбахе, видный немецкий криминалист Пауль фон Фейербах. В результате расследования которое было произведено им, была доказана искренность Хаузера.

Версия о знатном происхождении мальчика-подростка приобрела новое подтверждение. Лишь родовитостью «заключенного» могло объясняться столь тщательное соблюдение секретности.

Сразу появилось множество версий происхождения юноши. Самой известной из них является та, по которой Каспар Хаузер – сын Стефании де Богарне, великой герцогини Баденской. Ведь тогда Каспар мог бы назвать Наполеона Бонапарта своим дедом.

Фейербах тоже был сторонник этой версии. 1832 год, 4 января он записал в своем дневнике: «Я обнаружил, что Каспар Хаузер по рождению является, вероятно, принцем королевского Баденского дома…»

Все свои соображения криминалист изложил в секретном меморандуме, который отправил принцессе Баденской Каролине фон Байерн.

Если теория Фейербаха верна, то Каспар Хаузер родился 29 сентября 1812 г. и являлся сыном великого герцога Баденского Карла и его жены Стефании де Богарне. Стефания де Богарне приходилась двоюродной племянницей генералу де Богарне, первому мужу Жозефины Бонапарт.

Желание Бонапарта породниться с европейскими монархами, укрепляя тем самым свое положение на мировой политической арене, резко изменило судьбу девушки. В день своего 16-летия Стефания с удивлением узнала, что император удочеряет ее. При этом она получала титул принцессы, а в нагрузку к нему – брак с наследным принцем Баденским.

1806 год, 4 марта — бедная сирота, имущество отца которой конфисковали, стала дочерью императора. Императрица за месяц преподала ей курс дворцовой жизни, и девушка предстала перед будущим женихом. Им оказался довольно невзрачный молодой человек. На хорошенькую Стефанию он впечатления не произвел. «Он еще уродливей, чем я ожидала», – только и смогла прошептать будущая герцогиня. Правда, это не помешало ей впоследствии родить мужу пятеро детей.

Но наводит на размышление другое. Все девочки в семье Стефании и Карла отличались отменным здоровьем, в то время как мальчики умирали во младенчестве. Стоило бы задуматься. Но где уж неопытной французской девушке тягаться с семьей, в которой столетиями плелись самые изощренные интриги. Кому же наиболее выгодной была смерть наследников баденского престола?

Дело в том, что брак правящего Баденом великого герцога Карла Фридриха был морганатическим. Дети Луизы Гейер, второй жены герцога, не могли наследовать трон. Единственный законный наследник, это cын от первого брака – принц Карл, женившийся на Стефании, а впоследствии и его дети. Ходили слухи что, герцогиня была готова на все, чтобы закрепить трон за своими детьми.

Свержение Наполеона лишило Стефанию какой-либо надежды на защиту. Ее первый сын, родившийся 29 сентября 1812 г., рос совершенно здоровым ребенком, но неожиданно, за одну ночь, простудился и скончался. Следует заметить, что, по мнению Фейербаха, прямой наследник баденского трона был тайно похищен и подменен умирающим ребенком, о смерти которого и сообщили спустя какое-то время. Другой сын умер также внезапно в годовалом возрасте. Сын графини Хогсберг (титул, пожалованный великим герцогом жене) взошел на баденский престол – и тут вдруг появляется нюрнбергский найденыш.

Жизнь Каспара Хаузера в Нюрнберге была тихой и спокойной. Живя у профессора Даумера, он практически ни с кем не общался, пристрастившись к выращиванию цветов. Еще немного, и о «европейском сироте» начали бы забывать, однако в 1829 г. на него было совершено первое покушение. Человек, «лицо которого было черным, как будто бы покрытым сажей», нанес юноше удар по голове и скрылся. Расследование не увенчалось успехом.

Как писал Фейербах: «Все уровни, все высоты и глубины не могут быть достижимы для руки гражданского правосудия ввиду тех границ, за которыми следствие вынуждено остановиться». После неудачного покушения король Баварии Людвиг I приказал приставить к юноше постоянную охрану. Этот факт давал повод подтверждает, что Каспар действительно является наследником какого-то европейского трона.

Вокруг Хаузера продолжали происходить странные события. В конце 1831 г. некий лорд Стенхоуп вдруг заявил, что он займется его образованием и с этой целью намерен увезти молодого человека в Британию и даже усыновить. Муниципалитет Нюрнберга, который платил за содержание мальчика на протяжении 3-х лет, с готовностью согласился передать на попечение англичанина «европейского сироту».

Но Стенхоуп ограничился переводом Каспара в соседний город Ансбах, где поместил его в пансион под опеку учителя по фамилии Мейер. Ни о путешествии в Англию, ни об усыновлении больше речи не было. Спустя какое-то время Хаузера попытался вывезти в Англию лорд Филипп Генри IV. В результате местные власти всполошились и послали Людвигу I тайную депешу, в которой говорилось, что «Каспар Хаузер является законным наследником одного из престолов Европы и был помещен в заключение, чтобы дать возможность другому захватить трон».

Кем был на самом деле Каспар Хаузер, навсегда так и осталось тайной. 1833 год, 14 декабря — он возвратился домой весь окровавленный с огромной колотой раной в груди. «Он меня убил…» – только и смог выговорить молодой человек. Спустя три дня он умер.

Юноша так хотел узнать хоть что-нибудь о своем происхождении, что согласился пойти ночью в городской парк на свидание с абсолютно незнакомым человеком. Тому стоило только пообещать дать ему какие-то сведения о его родителях. Вместо долгожданной информации молодой человек получил удар кинжалом. Герцог Людвиг Баварский назначил 1000 дукатов за голову убийцы Каспара Хаузера. Этот шаг тут же вызвал любопытство европейской общественности: значит, речь идет об убитом наследнике престола.

49 томов уголовного дела не смогли пролить свет ни на таинственную жизнь, ни на еще более загадочную смерть «европейского сироты». Его судьбе посвящено больше 2000 статей, книг, и даже Поль Верлен посвятил ему стихи. Ни один из великих герцогов Баденских не удостаивался такой чести.

История Каспара Хаузера – одна из самых романтических в европейской истории. Она напоминает историю «человека в железной маске». Тысячи туристов стремятся в Ансбах, где недавно были учреждены дни Каспара Хаузера. Удивительно, но загадки вокруг этого имени лишь множатся.

На могиле странного юноши была высечена надпись: «Здесь покоится загадка века. Его рождение было окутано тайной, таинственной была и его смерть». Недавно же выяснилось, что могила легендарного ансбахца пустая. Существуют сведения, что тело похитили почти сразу же после похорон. Но этот факт нисколько не уменьшил потока туристов. Наоборот, таинственная история жизни и смерти Каспара Хаузера по-прежнему вызывает огромный интерес.

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F

Добавить комментарий