У нас не спрашивают ни о чем .

В австрийском Инсбруке на референдуме по поводу выдвижения города в качестве места проведения зимних Олимпийских игр 2026 года жители высказались против, хотя ранее правительство Австрии поддержало выдвижение города. Можно ли себе представить такое участие населения России в выборе громких проектов у себя дома?

У нас не спрашивают не то что о проведении Олимпиады, у нас вообще ни о чём не спрашивают. Потому что мы – это не Австрия. В Австрии проводят выборы правительства. Недавно у них прошли выборы, и сменится по их результатам, по-видимому, политический курс. И у нас тоже проводят выборы. Президента страны, например. Или у нас проводится торжественное народное переутверждение ныне действующего президента? У нас, может, выборы губернаторов проводятся? Демократическая система общества – не пустые слова. А у нас популярна точка зрения, что на Западе от смены министров, правительства и от голосования по тем или иным вопросам ничего не меняется. Так мы оправдываем отсутствие демократии у нас. Потому что в России система самодержавно-бюрократическая. Так было при царе, так было и после того, как сбросили царя, устроили революцию.

В 90-е казалось, что у нас может появиться система, где люди голосуют и от них что-то зависит. Но постепенно стала восстанавливаться старая административная система. Где всё решают сверху, а низы просто выполняют. Причём, чтобы низам было удобнее выполнять, им врут о том, что везде так. В общем, спящий разум, смотрите фильм «Спящие». Мы зачем-то делаем вид, что у нас есть западная демократия. Все знают, что у нас её нет. Может быть, она хороша, и тогда плохо, что её нет. Может быть, она плоха? И тогда хорошо, что её нет. Но в любом случае у нас её нет. Но сказать это честно и вслух мы почему-то не можем. Но дело не только в начальстве. Наше общество совершенно не способно к самоорганизации. Оно не смогло создать нормальные политические партии, выработать сменяемость элит, разумно предъявлять какие-то требования к власти. Освобождённое население оказалось абсолютно не готово к свободе.

А если всё-таки о референдуме в Инсбруке, то это говорит опять-таки об огромной разнице в психологии жителей России и Австрии. Для них государственный, национальный, спортивный престиж не является сверхценностью. И даже деньги, как видно, для австрийцев не так важны. Потому что понятно, что масса туристов – это деньги. Для них важнее их спокойствие, их безопасность, сохранение их привычного режима дня. Ни престиж, ни деньги не перевешивают. Но у нас очевидно совершенно наоборот. И если бы у россиян спросили, проводить ли ЧМ-2018 по футболу, процентов 99 сказали бы: конечно, проводить! И даже те простые соображения, что средства на строительство стадионов приходится отбирать из тех денег, которые могли бы быть потрачены на строительство больниц или на те же пенсии, на зарплаты бюджетникам, – даже эти соображения никого у нас не остановят. Потому что, во-первых, престиж дороже. А во-вторых, деньги всё равно украдут, мы, что, не знаем, что ли? Всё равно мы этих денег не увидим.

публицист Леонид Радзиховский.

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F