Катенька Третья: пророчество, которое могло изменить историю России.

Россия знает Екатерину I и Екатерину II, но на троне могла бы появиться и Екатерина III – дочь императора Павла I. И то, что она не стала добиваться власти, заслуживает особого внимания. Иначе история могла бы повернуться по-иному…

Катенька была баловнем в царской семье. Ее обожали отец и старший брат – будущий Александр I. Современники отмечали, что «она умна, талантлива, красива, с живым энергичным характером и редкой способностью обаятельно действовать на окружающих». Но была у девочки и неприятная черта – непомерная амбициозность: девочка мечтала о власти.

А почему бы и нет? Правила же когда-то ее бабка – Екатерина и, между прочим, прослыла Великой. Разве Катенька не может стать такой же? Недаром же отец, Павел Петрович, частенько заговаривает с ней о том, что с недоверием относится к сыновьям, особенно к любимцу бабушки Александру. Зато все чаще превозносит ум и практическую сметку своей любимицы. Изумленный австрийский посол Сен-Жюльен даже написал в своем донесении, что русский император «подает надежду честолюбивой душе своей дочери», а юная великая княжна Екатерина Павловна ведет себя так, словно «подготавливается к тому, чтобы последовать примеру своей бабушки Екатерины II и рано или поздно занять императорский трон России».

Ф. Флейшман. Портрет Екатерины Павловны

Юная Екатерина начала воодушевленно изучать мужские науки – историю и экономию, интересоваться политикой и общественной жизнью. В 13 лет она выглядела гораздо старше, а главное – серьезнее, чем повесы-сыновья Павла. И однажды Павел тайно объявил дочери, что желает оставить престол ей и ее будущему мужу. Катенька вскинула на батюшку блестящие от радости глаза. Она даже не поинтересовалась, кто станет ее мужем. Какая разница? Она же станет императрицей!

Юный принц Евгений Вюртембергский, выписанный из Германии, был красив и галантен. Правда, говорил об одних нарядах и балах, не интересовался ни политикой, ни военным делом и даже ухитрился опоздать на утренний смотр, который устраивал войскам Павел I, помешанный на армейской дисциплине. Катенька пришла в ужас. А ну как легко меняющий свои привязанности Павел передумает оставлять трон ее будущему супругу? Да и принц Евгений почему-то не спешил делать княжне предложение. И юная Екатерина Павловна решила прояснить ситуацию.

В свите великих княжон состояла молодая фрейлина – баронесса Екатерина Филипповна Буксгевден. Сведущие люди говорили, что она обладает пророческим даром. К ней и решила обратиться Екатерина. И вот однажды ночью молодую фрейлину подняли с постели и тайно провели в покои великой княжны. Та взволнованно вскинула на гадалку темные глазищи и капризно приказала: «Желаю узнать о своей судьбе!»

То, что произошло потом, напугало юную княжну на всю жизнь. Баронесса Буксгевден зашептала что-то, закачалась в такт своему шепоту, голова ее странно затряслась, и фрейлина вдруг заговорила совершенно не свойственным ей грубым и резким голосом: «Кто хотел пророчества, тот его и получит! Не о замужестве речь идет, а о власти. Но не о власти надо думать! Пожар войны настигает Россию. И ни маленький, ни чистая, ни постоянный не спасут страны. Спасет только защитник. Ему и власть должно отдать!»

Ошарашенная, Екатерина испуганно уставилась на фрейлину и, наконец, опомнившись, кликнула служанку. Та быстро увела пророчицу вон. А Екатерина решила докопаться до смысла: кто же такие – «маленький, чистая и постоянный»? Спустя какое-то время любознательная девочка наткнулась на книгу «Толкования греческих имен». Там она и прочла: имя Екатерина означает – «чистая», имя Павел – «маленький», имя брата Константина – «постоянный». А вот имя старшего брата Александра означает «защитник». Выходит, вот о ком говорила предсказательница. Ни Павел, ни Екатерина, ни Константин не спасут Россию. И только Александр защитит. Значит, именно он, старший сын Павла, и должен править.

С тех пор в характере княжны произошла разительная перемена. Она оставила свои претензии на российский трон. Может, сама сцена пророчества произвела на княжну неизгладимое впечатление и, напугав, заставила поверить предсказанию. Но может, она просто повзрослела и взглянула на жизнь взрослыми глазами – не ей, девочке, тягаться с наследником-братом.

Но с принцем Евгением Катеньке не повезло. Легкомысленному юноше русская невеста казалась слишком серьезной и самонадеянной. «Мрачная и скрытная, но преждевременно развитая и сознававшая это, она отталкивала меня своей чопорностью», – написал он в письме на родину. Словом, может, и хорошо, что помолвка разладилась.

Но появилось новое увлечение – князь Петр Иванович Багратион. Герой русской армии знал княжну Екатерину с раннего детства – именно его драгунский полк охранял царскую семью. Однако, проявляя чудеса храбрости в битвах, Багратион оказался необычайно робок с женщинами. Вот и Катеньку обожал издали – только слал послания. Одно из них и попало в руки Александра I. «Багратион, конечно, герой, – недовольно процедил царственный братец, – но тебе, сестра, нужна достойная партия. Любовь или власть – что выберешь?» Катенька зарделась: «Власть!»

И начались поиски достойного претендента. Сначала Катенька решила, что им станет император австрийский Франц, потом потребовала от брата сосватать ее с… Наполеоном Бонапартом. Тот как раз собирался развестись с Жозефиной и подыскивал супругу императорских кровей. До войны 1812 года было еще шесть лет, так что Александр I послал депешу в Париж, прося русского посланника разведать обстановку. Ради любимой сестрицы император готов был даже помириться с «корсиканским выскочкой». И возможно, если бы судьба поспособствовала в сватовстве, не было бы и войны с французами. Но судьба и тут всего лишь поманила властью Екатерину Павловну. В планы Наполеона не входило такое родство. И тут Катеньке подоспело предложение совершенно невероятное – в Петербурге объявились заговорщики, предложившие Екатерине Павловне сместить брата Александра и самой взойти на престол.

Вот это было искушение – великое и обольстительное: стать Екатериной III, осуществить детскую мечту! Екатерина Павловна даже заболела нервной горячкой – тяжело даются судьбоносные решения. Но она справилась с гордыней и честолюбием – и отказала заговорщикам. Однако кто знает, ответила бы она отказом, если бы не помнила старое предсказание: Россию в войне спасет только «защитник»? А война надвигалась. И Катенька, до сих пор переписывающаяся с генералом Багратионом, понимала это лучше других.

Возможно, за то, что Екатерина поступила правильно, не предав брата, судьба наконец-то преподнесла ей дар. Принц Георг Ольденбургский, состоявший на службе при дворе, попросил ее руки. Георг не был ни остроумен, ни красив, не умел блистать в обществе, но зато оказался скромен, уступчив и влюблен до полусмерти. С женой во всем соглашался, недоброжелателям серьезно объяснял: «Сам император Александр I во всем советуется с Екатериной Павловной. Отчего же и мне не слушать мудрых советов?»

Александр действительно и дня не мог прожить без обожаемой сестрицы. И когда молодые переехали в Тверь, где устроили свой небольшой «принцессин двор», слал по три письма ежедневно. Принц Ольденбургский стал провинциальным генерал-губернатором, а Катенька соответственно провинциалкой. И что удивительно, она не тяготилась этим – напротив, активно занималась делами губернии и благотворительностью. Наконец-то ее кипучая натура нашла себе выход.

Отечественная война 1812 года раскрыла Екатерину Павловну с наилучшей стороны. Принцесса Ольденбургская оказалась одной из немногих, кто не пал духом, когда французы вошли в Москву, она доверяла прозорливости Кутузова, которого ставка императора Александра терпеть не могла. И в том, что старый фельдмаршал остался во главе армии, которая привела наши войска к победе, есть вклад и Екатерины Павловны. Но есть и еще один вклад – именно принцесса Ольденбургская первая написала царственному брату о создании народного ополчения. Сама она составила из своих крепостных мобильный отряд и пообещала его участникам выдать вольную после победы. И надо сказать, обещание выполнила.

Вместе с мужем Катенька организовала множество лазаретов, где сама ухаживала за ранеными. Уговорила и мужа посещать больных. И кто бы мог предположить, что в одном за лазаретов герцог Ольденбургский заразится тифом? Это было совершенно невозможно – но он умер!

Екатерина Павловна окаменела от горя. Она и предположить не могла, что ни дня не может прожить без своего тихого, во всем подвластного ей супруга. Он всегда был рядом, под рукой. Всегда готов помочь, выслушать, ободрить. И вот его нет. Она не любила мужа романтической любовью. Но жить без него оказалось невероятно трудно.

Едва война закончилась, Екатерина Павловна уехала в Европу. Как и прежде, она посылала письма обожаемому брату, пыталась даже играть роль некоего «российского осведомителя». Но это получалось плохо. Зато снова случилась любовь. И как ни странно, снова к принцу Вюртембергскому, правда, не к Евгению, а его брату. Родственники с обеих сторон были против «повторения брачных игр», как назвал это событие Александр. Он даже написал сестре: «Сей брак является для принца просто выгодной политической комбинацией». Но своевольная Екатерина никого не слушала: в этом браке она увидела перст Божий. Наконец-то она все-таки получила пусть не императорский – но трон!

Увы, ненадолго. 28 декабря 1818 года Екатерина Павловна скончалась от рожистого воспаления. Ей было всего-то 30 лет. Власть оказалась губительна. А может, Катеньке просто не нужно было стремиться к власти?..

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F