Не будите Барса с разрубленной лапой.

Никаких границ, только – горизонт. Копыта коня иссохли и растрескались, и единственное, что поможет – это их омовение в водах Последнего Моря. Любое проявление слабины или трусости стоит не только собственной жизни, но и жизни девяти близких соратников. А за трусость, проявленную десятком, будет вырезана сотня, а за трусость, проявленную сотней…и так далее. Неудивительно, что в монгольском языке нет слова «назад». Только вперед – к Последнему Морю.

Давным-давно случилась эта история, а началась она в тот день 1164 года, когда в юрте нойона Хабыла родился мальчик Субедей. Мамы он не помнил. Она умерла, так и не увидев, как её малыш сделал свой первый шаг. Вся забота о нем легла на плечи старшей сестры Даржигун.
В монгольских семьях младший сын становился отчегином, то есть «хранителем домашнего очага». Поэтому после смерти отца Субедей должен был унаследовать все имущество и заняться управлением родного аила. Судьба распорядилась иначе.
О том тревожном времени монгольская летопись «Сокровенное сказание» сообщает: «Звездное небо вращалось — была всенародная распря. В постель не ложились, все друг друга грабили». В этих условиях Субедей просто не мог избрать иной стези, кроме военной.
Уже после битвы с татарами в 1202 году к его имени прибавилась почетная приставка — багатур. Позже Субедея прозвали «Свирепым псом». Согласно «Сокровенному сказанию» это прозвище ему дал Джамуха-сэчен во время битвы монголов с найманами у подножия горы Наку-Кун. Сразу после этого сражения Темучин направил Субедея во главе экспедиционных сил против найманского князя Кучулука и хана Буюрука, которые кочевали у Великих гор. Это была первая военная кампания под предводительством Субедея, о которой упоминают письменные источники.
Проделав стремительный рейд, монголы неожиданно появились в найманских владениях. Налетчики прижали неприятеля к реке Суджи. В битве Буюрук погиб, Кучулук бежал. Оставшись без своих вождей, найманские воины сдались в плен. Эта победа возвысила Субедея.
На курултае 1206 года его имя прозвучало в числе 88 монгольских князей и нойонов. Он был 51-м в списке, который составлялся в порядке заслуг и вклада кочевой знати в создание единой Монгольской империи. На её престол Темучин взошел под новым именем — Чингисхан. Весной 1209 года монголы вторглись в пределы государства Си-Ся, а в марте 1211 года они выступили на империю Цзинь. Всего за полгода кочевники взяли девяносто городов Поднебесной и подступили к реке Хуанхэ. Субедей командовал резервным туменом и находился при штабе армии, усваивая стратегию и тактику широкомасштабной войны.
Субэдэй был трижды ранен во время покорения Китая. Есть сведения, что стрела пробила ему легкое. Как он умудрился выжить после такого ранения — загадка. В те времена медицина не знала, как врачевать подобные раны. С ними и сейчас справляются не всегда. Возможно, дело в том, что китайская медицина в тот момент заметно опережала все прочие. Так или иначе, Субэдэй был одним из первых монгольских полководцев, обративших внимание именно на технические достижения покоренной Поднебесной.

В первую очередь речь об осадных машинах. Именно они в скором времени позволили монголам покорить крупнейшие города и государства Средней Азии. Багдад, взятый в год смерти Субэдэя, пал перед монголами именно благодаря осадным орудиям. Впрочем, Субэдэй заметил и кое-что еще. Считается, что он одним из первых в истории человечества, заговорил о военном применении пороха, который в Китае использовали, в основном, для развлечений.

К этому походу монголы готовились тщательно.  В 1218 году был созван курултай, на котором князья и нойоны обсудили план туркестанской кампании. Именно тогда прозвучала знаменитая речь Чингисхана: «Джэлмэ, Субедей-багатур, Джэбэ и Угедэй вы мои верные свирепые псы! Пьете росу по утрам, ночуете в седле, пожираете врагов на полях сражений! Куда бы я не посылал вас, вы крепкие камни крошили в пыль, глубокие воды заставляли течь вспять, а потому во всех битвах вы были впереди моей армии! Настал час, и я снова призываю вас!»
Весной следующего года с берегов Толы монголы выступили в поход. Они достигли Иртыша и остановились на летовку, стягивая войска. А осенью 1219 года Чингисхан уже стоял под стенами Отрара. Здесь он узнал, что хорезмшах разбросал своих воинов по городам, а сам скрылся за Амударьей.
Монгольское войско тоже разделилось. Принцы Чагатай и Угедэй остались осаждать Отрар, Джучи и Джэбэ направились к Дженду, а Чингисхан и Субедей во главе главных сил армии двинулись на Бухару.
Из Нура прибыли старейшины, и хан отправил туда Субедея. Он приехал и, увидев мирный городок, спросил: «Какую дань вы платили Мухаммеду?». Жители ответили, что хорезмшах брал с них полторы тысячи динаров. «Столько же вы будете платить своему новому правителю Чингисхану», — сказал им Субедей.
Правда, не везде все решалось миром. Сыгнак и Отрар оказали яростное сопротивление. Всех защитников предали смерти. Вместе с Чингисханом Субедей взял Бухару. Дальше они двинулись на Самарканд. У стен города состоялся военный совет, на котором Субедей-багатур и Джэбэ-нойон получили приказ «идти по следам Мухаммада хоть на край света».
Двадцатитысячное монгольское войско стремительно ворвалось в Хорасан.
Субедей и Джэбэ подступили к Балху. Им навстречу вышли старейшины с подарками. Узнав, что шах скрылся, монголы не стали задерживаться. Их путь лежал через городок Завэ. Жители заперли ворота и с высоких стен выкрикивали ругательства. Монголам это не понравилось.Через три дня Завэ был взят, все жители перебиты.
Времени на штурм Нишапура не было. Выяснив, что Мухаммад недавно бежал из него, монголы двинулись дальше, разделившись на две части.
Тумен Субедея взял крепости Хабушан, Тус, Есфэрайн, Дамэган и Симнан. А Джэбэ разорил Астер-Абад и Амул. Пройдя через Мезандеран, он соединился с Субедеем перед крупным городом Райи, который был захвачен совместными усилиями.
Стоило Мухаммаду оказаться в каком-нибудь городе или крепости, как крик: «Монголы!» — заставлял его вскакивать на коня и спасаться бегством. Измученный беспрерывной скачкой, он скрылся на острове в Каспийском море, где скончался в колонии прокаженных.
Субедей и Джэбэ узнали о смерти хорезмшаха, когда стояли у стен Тебриза.
Затем Субедей и Джэбэ выехали в Муганскую степь к берегам Каспия. Проезжая мимо страны Картли (средневековое название Грузии), их встретило войско царя Георгия Лаша. После первой атаки грузины бежали и рассеялись. Всадникам трудно было угнаться за жителями гор по каменистым склонам. Поэтому преследовать беглецов они не стали.
Экспедиционный корпус монголов зимовал в Муганской степи, куда гонец Чингисхана доставил предписание следовать дальше на север, где располагалась страна Дешт-и-Кыпчак. Неожиданно прибыл и другой гонец. Его послал князь Узбег. Оказывается, потерпев поражение, грузины начали созывать союзников. На юге они искали их в Месопотамии и Азербайджане, на севере — среди кыпчаков и аланов.
Узнав об этом, Субедей и Джэбэ не стали медлить.
В феврале 1221 года армия союзников вторглась в страну Картли. Под Тифлисом их встретило войско царя Георгия Лаша. Воины Аккуша первыми бросились в атаку. Монголы не торопились ввязываться в битву. Лишь в полдень их передовые тысячи впились в оба крыла неприятельского войска. Тумен Джэбэ тут же атаковал противника по центру. И к ночи все стихло.
Затем свирепые псы Чингисхана осадили Мэрагу, привели в трепет города Эрбиль, Дакуку и Ирак-Араби, взяли дань с правителя Хэмэдана, штурмовали и разрушили Ардебиль. Под их натиском пали Сераб и Байлекан.
Тебриз повторно выплатил дань, Гандж тоже откупился от Субедея и Джэбэ. Лишь после этого они вновь вернулись в Картли. Царь Георгий Лаша к тому времени скончался от ран, полученных в последнем сражении с монголами. На престол взошла царица Рузудана, дочь знаменитой царицы Тамары.
Новая правительница собрала тридцатитысячную армию, которая оказала яростное сопротивление воинам Субедея и Джэбэ в долине Котмана. Но грузины были разбиты и на этот раз. Их конница угодила в засаду, а пехотинцы рассеялись в горах.
Полностью разгромив Картли, монголы двинулись в Кыпчакские степи, попутно нанеся удары по городам Шамаха и Дербент.

Пройдя через горы Кавказа, свирепые псы Чингисхана напали на аланов, но их поддержал кыпчакский хан Юрий Кончакович. Совместными усилиями им удалось остановить продвижение монголов. Тогда к Кыпчакам прибыл посол с предложением принять подарки и оставить аланов.
Юрий Кончакович согласился на это условие и покинул союзников. Субедей и Джэбэ разбили аланов и сразу же напали на кыпчакские кочевья.
Беглецы потянулись на запад, они уходили за Дунай, за Днепр. Юрий Кончакович ушел в Крым, а хан Котян обратился за помощью к мужу своей дочери Мстиславу Удатному, князю Галицкому. Вместе они прибыли к правителю Киева.
В ту пору на киевском престоле сидел князь Мстислав Романович, который уже знал о том, что монголы, преследуя Юрия Кончаковича, вторглись в Крым и захватывали город Судак. Чужеземцы двинулись на север, и дошли до Новгорода Святополческого на Днепре, располагавшегося южнее Киева. Это обеспокоило киевлян и ускорило принятие решения о помощи кыпчакам.
Русские полки двинулись вниз по Днепру. Легкая конница Удатного и Даниила переправилась на другой берег и разогнала монгольские разъезды, дав возможность переправиться восьмидесятитысячному войску.
При виде огромной армии Субедей и Джэбэ решили отступить и устремились на восток. Однако русские и кыпчаки двинулись вслед за ними. Через восемь дней монголы перешли небольшую речку, остановились. Широкое поле окаймляли каменистые холмы, покрытые скудной растительностью. Здесь конница могла маневрировать и, скрываясь среди возвышенностей, наносить неожиданные удары. Именно тут Субедей и Джэбэ решили дать сражение.
В последние дни мая 1223 года кыпчакские и русские полки перешли реку Калку и четырьмя станами расположились перед войском монголов. Вершину холма занимали киевляне князя Мстислава Романовича. Под холмом, расположились черниговцы Мстислава Святославича. Справа стоял галицкий полк Удатного, слева — кыпчаки хана Котяна.
На заре 31 мая взыграли трубы. Волынцы Даниила, составлявшие передовой полк объединенной русско-кыпчакской армии, двинулись на врага. Следом за ними выступили галицкие полки и конница хана Котяна.
Строй монгольского войска напоминал натянутый лук, обращенный вогнутой стороной к противнику. Даниил ударил в середину, и гул битвы разлетелся над холмами. Справа от главного удара на монголов навалились галицкие, слева — кыпчаки.
В полдень Мстислав Удатный бросил в сражение свой запасной полк. В то же самое время тысячи киевлян еще стояли на холме, тысячи черниговцев толпились внизу.
Монгольская конница предприняла обходной маневр и атаковала кыпчаков по правому флангу. Ударила в бок, смяла боевые порядки. Воины хана Котяна не выдержали натиска, начали отступать. Монголы усилили напор, и кыпчаки побежали, накатываясь на русский стан.
Волынские и галицкие полки тоже были отброшены, их разрозненные отряды стали уходить за Калку. Мстислав Удатный и Даниил смогли переправиться через реку. Мстислав Святославич выскочил на коне из стана, но его настигла стрела.
Князь Мстислав Романович, попав в окружение, три дня держал оборону, но, в конце концов, выторговал обещание у нойонов, что они не прольют его крови, и велел киевлянам сложить оружие.
Монголы сдержали слово, князь Мстислав Романович не пролил крови, но принял бесславную смерть. Его связали вместе с другими пленными, бросили на землю, сверху положили доски и победители пировали на них всю ночь. Так закончилась битва на Калке, в которой погибли тысячи русских и кыпчакских воинов. 
Одержав эту крупную победу, Субедей и Джэбэ решили вернуться в родные аилы. Узнав о приближении монголов, саксины, жившие в низовьях междуречья Итиля и Жайыка (Урала и Волги), увели скот и выжгли всю траву на подступах к своей стране. Завоевателям пришлось отклониться на север.
В поисках еды для воинов и корма для коней, Субедей и Джэбэ вторглись в Волжскую Булгарию, но тут они столкнулись с грозным противником. Армия булгар дала сражение, в котором погиб нойон Джэбэ, а Субедей-багатур был тяжело ранен.
Узнав об этом, Чингисхан пришел в ярость и направил старшему сыну Джучи послание: «Иди в земли, где побывали Субедей-багатур и Джэбэ-нойон, займи все зимовья и летовья. Булгар и половцев истреби». Джучи так и не прислал ответа, вместо этого в главную ставку пришло другое известие — о его кончине.
Ангел смерти Ульгень не принял душу Субедея. После продолжительной болезни он вернулся в строй монгольского войска, потеряв один глаз и сильно хромая. Чингисхан поручил ему присмотреть за своим внуком Бату, который после смерти хана Джучи возглавил улус отца и правил в восточном Дешт-и-Кыпчаке.
Субедей в сопровождении тысячи воинов прибыл в ставку Бату, где вскоре узнал о смерти Великого хана.
Монгольская империя была разделена между четырьмя сыновьями Чингисхана от старшей жены Борте-хатун.
Империя Чингисхана сохранила свою целостность.
По завещанию Чингисхана, Бату досталось четыре тысячи воинов, своя тысяча была и у Субедея. Одноглазый полководец имел еще около тумена кыпчаков. Располагая такими силами, он организовал стремительный рейд в низовья междуречья Жайыка и Итиля, изгнав оттуда саксинов. Те бежали в Булгарское ханство искать защиты. Им оказали помощь, но под ударом опытного монгольского полководца булгарские отряды вынуждены были отступить.
В 1232 году Субедей вновь объявился у восточной границы Волжской Булгарии. После чего Степь облетела весть, будто у хана Бату скопилась неисчислимая рать, а командует ею прославленный Субедей-багатур, которого в Кыпчакских степях прозвали «барсом с разрубленной лапой».
Удержав в своих руках благодатные земли междуречья Жайыка и Итиля, Субедей, по сути дела, положил начало зарождению новой могущественной степной державы, которая вошла в историю под названием Золотая Орда. Правда, это случилось позже…
Тем временем Субедей сам направился к Великому хану и предложил Угедэю организовать набор в армию, чтобы идти на запад. Правитель Монгольской империи не отказал в просьбе верному соратнику своего отца, но выдвинул условие, что первый поход новобранцы должны будут совершить на Китай.
В 1233 году монгольская армия пересекла границу Поднебесной, и вскоре Субедей захватил столицу цзиньской империи город Кайфэн.
В 1235 году на берегах Онона вся монгольская знать утвердила план наступательной кампании одновременно в четырех направлениях: против восставшей Кореи, южно-китайской империи Сун, мусульманского Востока, а также против булгар и кыпчаков.
Главнокомандующим Великого западного похода был назначен Бату.
Первым делом монголы захватили земли булгар. Они отчаянно сопротивлялись в течение года, но не выдержали натиска. В 1237 году пала столица Волжской Булгарии — Великий Булгар.
Осенью 1237 года монгольская армия пересекла Итиль и двинулась в двух направлениях. Тумены Мункэ отправились на Северный Кавказ, чтобы сразиться с ханом Котяном, а Бату и Субедей подступили к Рязани. В город направили послов с предложением выплатить десятую часть того, чем владеют рязанские князья. Послы привезли их дерзкий ответ: «Убейте нас — все будет ваше!». Рязань пала после пяти дней осады.
В феврале 1238 года монголы подошли к Владимиру. Узнав об их приближении, Великий князь Юрий Всеволодович бежал под предлогом искать помощи в Новгороде. На самом деле он укрылся на берегу Мологи и остановился в месте впадения речки Сить. Позже он нашел там смерть, приняв ее в сражении с воинами тысячника Бурундая.
Город Владимир пал на четвертый день осады, в тот же день сдался Суздаль. Затем Бату и Субедей взяли Торжок и Козельск. Захватив Великую Булгарию и истребив беглых булгар в русских городах, Субедей тем самым сполна рассчитался за смерть своего друга Джэбэ. Теперь перед ним был его последний враг — хан Котян.
Преследуя Котяна, Бату и Субедей вторглись на территорию современной Украины. В 1240 году они захватили Переславль и Чернигов, затем подступили к Киеву. Штурм Матери городов русских занял три месяца. В декабре Киев был взят.
Тумен Бурундая первыми ворвался в Польшу. На пути стоял Краков. Бату отправил к полякам послов, но те убили их. Город был взят. Потерпев поражение, поляки собрали силы и обратились за помощью к герцогу Силезскому. Рыцари Тевтонского ордена поддержали их. Объединенная польско-германская армия бросила монголам вызов. Его принял передовой корпус под предводительством принца Бандара. 
Объединенная польско-германская армия стояла близ города Лигница. Ее авангард составляли рыцари, закованные в железные латы, с пиками на перевес. Кони под ними тоже были хорошо защищены. Вид у рыцарей был грозный, настроение решительное. 
За ночь монголы накопали ям впереди своего строя, присыпав их соломой. Поэтому, когда рыцари Тевтонского ордена ринулись вперед своим знаменитым клином, то их атака захлебнулась. Монголы только посмеялись над неуклюжими противниками. 
Эта выходка обозлила поляков и немцев. Они кинулись на врагов. Те отступили, отстреливаясь на скаку из луков, и постепенно заманили преследователей на болото, где полностью разгромили их. Так в апреле 1241 года монголы разбили объединенную польско-германскую армию. 
Наступление Бату и Субедея, двигавшихся вслед за беглыми кыпчаками, встревожило венгерских феодалов. Котяна обвинили в сговоре с монголами и по решению совета заточили в тюрьму вместе с семьей. Хан потребовал объяснения от короля, но заговорщики ворвались ночью в тюрьму. Они убили Котяна, а также вырезали всю его семью.
Истребление кыпчакской верхушки произошло в Пеште зимой 1241 года, но эта акция не спасла венгров от войны. 10 марта Бела получил известие, что монголы вторглись в его королевство через Русские ворота (Верецкий перевал), а уже в апреле Бату и Субедей разбили венгров у слияния рек Тиссы и Солоны.
Король бежал. Монгольские сотни все лето и осень разоряли восточную Венгрию и соседние земли, не встречая сопротивления.
В декабре 1241 года Бату и Субедей пересекли замерзший Дунай и вторглись в Хорватию, захватив город Загреб и вторично разгромив армию Белы IV. Король снова бежал, на сей раз в Далмацию. Овладев Венгрией, монголы вторглись в Словению, дойдя до берега Адриатического моря.
Весной 1242 года весть о смерти Великого хана застала Бату и Субедея в походе, когда их армия направлялась в Сербию и Болгарию. Услышав это известие, Субедей почувствовал себя плохо. Отъехал в сторону. Там спешился и присел, привалившись спиной к валуну. Перед ним тут же развели костер, расстелили на земле толстый войлок, положили седло под голову и заботливо укрыли полководца шубой. Он закрыл свой единственный глаз и уснул. Теперь уже навсегда…

Субэдэй прожил 73 года, для Средних веков — это показатель почти рекордный. В те времена даже сорокалетние мужчины считались почти старцами. Что уж говорить о 73-летнем воине, который всю жизнь провел в походах и до самой старости сидел в седле не хуже полных сил юнцов.
Точно не известно, где именно захоронено тело Субедей-багатура. Согласно легенде, его останки опустили на дно глубокой ямы и, засыпав землей, пустили над могилой табун лошадей. Все, кто принимал участие в этом скорбном деле, затем были убиты. С тех пор последний из четырех свирепых псов Чингисхана покоится где-то в необъятной Степи. И никто не смеет тревожить его прах, чтобы не пробудить самого Бога Войны…

Кайрат Бегалин.

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F