ПРОЧЬ С ДОРОГИ — БОЯРЕ ЕДУТ.

Автоаварии с участием высокопоставленных особ всегда привлекают внимание, вызывают волну возмущения, осуждения, вопросов на тему: тварь я дрожащая или право имею? А потом все стихает — все понимают, что да — перед законом у нас все равны, но некоторые равнее.

Автоаварии с участием высокопоставленных особ всегда привлекают внимание, вызывают волну возмущения, осуждения, вопросов на тему: тварь я дрожащая или право имею? А потом все стихает — все понимают, что да — перед законом у нас все равны, но некоторые равнее.

15 сентября новостные агентства вышли с экстренной новостью под заголовками с общим смыслом — «генерал, вернувший Крым, попал в страшное ДТП!» Правда, мало кто даже в самой новости говорил о том, что в аварии с кортежем из автомобилей Министерства обороны погиб человек и пострадала его семья.

Напомним, в тот день, в 1:44 на трассе Р-21 «Кола» в Мурманской области столкнулся микроавтобус Volkswagen Caravelle и легковой Chevrolet Lanos.  Пассажир первого автомобиля — командующий ВДВ генерал-полковник Андрей Сердюков получил серьезную черепно-мозговую травму и перелом позвоночника. В тяжелом состоянии он был доставлен в реанимацию. Находившийся там же заместитель главкома по воздушно-десантной подготовке генерал-майор Владимир Кочетков получил многочисленные переломы, пострадали также помощник главкома и адъютант.

Водитель Chevrolet, 44-летний житель Мурманска от полученных травм скончался в машине скорой помощи. Его 39-летняя жена с тяжелыми травмами госпитализирована. Двое их детей 16 и 17 лет отделались ушибами. Все произошло на участке, где узкая дорога идет на подъем и резко поворачивает налево. Моросил небольшой дождь. Кортеж из трех микроавтобусов в сопровождении машины ВАИ, «распихивающей» других участников движения, спешил в военный город Спутник. В те дни шли учения Запад-2017.

На видео с регистратора видно, как «мигалка», огибая двигавшийся в попутном направлении гражданский автомобиль, выехала на встречку, после чего также плавно вернулась на свою полосу. Остальные машины из колонны повторили за ней этот маневр. И в момент, когда последняя из них практически уже полностью вернулась на свою полосу, произошло столкновение.  Если судить по кадрам, может показаться, что Lanos, совершая обгон, практически вылетел на военных из своей полосы. Однако на фотографиях последствий аварии видно, что легковушка остается на своей полосе.

А к таким резким действиям водителя Lanos могли привести внешние обстоятельства — плохие погодные условия, перестроения на дороге кортежа и резкое торможение впереди идущего автомобиля. В то же время нельзя исключать и превышение скорости самим Lanos. Все это лишь наши предположения, тогда как само ДТП требует тщательной проверки специалистами и правовой оценки степени вины каждого участника движения.

Но в первые же дни после аварии ряд официальных СМИ начали заниматься PR-сопровождением Минобороны, занимая однобокую позицию:   «Московский комсомолец» намекал, что погибший водитель своими действиями сам спровоцировал автоаварию, подставив военных под удар. «Автомобиль «Шевроле Ланос» не успел сориентироваться в ситуации и, пойдя на обгон, по касательной столкнулся с третьим автомобилем из колонны — «Фольксваген Каравелла». После удара «Шевроле Ланос» занесло в сторону и он повторно столкнулся с автомобилем «Фольксваген Тигуан», — пишет издание.

Некий «автоэксперт» «Фонтанки» Евгений Тюлькин (ранее никак себя нигде не проявлявший) сообщает, что препятствий для обзора у водителя не было, «спецсигналы нельзя не заметить. Необходимо снизить скорость, прижаться вправо, пропустить спецтранспорт и сопровождаемые им автомобили. Вместо этого делается маневр влево. Полагаю, он совершен на инстинкте — в целях уберечь себя от столкновения с попутным транспортом, подставив под удар правый передний угол своего авто», — заявил Тюлькин.   А Lenta.ru», ссылаясь на материалы проверки по ДТП (по заверениям редакции, документ имеется у них в распоряжении), уже прямо указывает на виновника ДТП — «в кортеж, в котором следовал микроавтобус Volkswagen Caravella главкома, врезался выехавший со встречной полосы Chevrolet Lanos».

Попытку узнать истину и не допустить сваливания всей вины на погибшего предпринял лишь один правозащитник — Владимир Осечкин. Возможно, для многих он открыл неизвестную ранее правду — кортеж высокопоставленных особ даже в сопровождении автомобиля со специальной раскраской и с включенными спецсигналами тоже должен соблюдать ПДД. Он имеет преимущество на дороге, но не вседозволенность.

В доказательство он приводит Приказ министра обороны РФ от 19 мая 2007 г. № 195:         «О порядке осуществления сопровождения транспортных средств Вооруженных Сил Российской Федерации автомобилями военной автомобильной инспекции» (с изменениями и дополнениями от 17 июня 2014 г.), в котором говорится, что «нарядам сопровождения ВАИ запрещается выезжать на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, а также запрещается превышать установленную скорость движения». Так кто нарушил правила и, возможно, спровоцировал аварию?

Этого же подхода к рассмотрению произошедшего придерживается и председатель Движения автомобилистов России Виктор Похмелкин, который приводит в пример инструкцию о порядке сопровождения автомобилей, утвержденную приказом МВД. В ней говорится, что водитель автомобиля сопровождения не имеет права отступать от некоторых положений ПДД, даже если он едет с включенным спецсигналом и сиреной — в частности, ему запрещается отступать от правил обгона.

Автомобиль с Сердюковым за мгновение до аварии

Автомобиль с Сердюковым за мгновение до аварии

По словам руководителя Центра контраварийной подготовки водителей «МастерКласс» Алексея Колонтая, которые приводит «Газета.ru», ответственность за те последствия, которые возникли при нарушении ПДД водителями автомобилей со спецсигналами, несут именно они. «Тот, кто находится за рулем автомобиля со спецсигналом, не должен подвергать опасности других участников дорожного движения», — отметил Колонтай.

Для инициирования расследования (так как сами компетентные органы этим, похоже, заниматься не собирались) Осечкин подал заявление на имя главы Следственного комитета Александра Бастрыкина. В нем он просит провести проверку по признакам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 264 (нарушение ПДД), ч. 2 ст. 293 (халатность) и ч. 3 ст. 285УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями) в отношении Александра Крохалева (водитель микроавтобуса Минобороны), Андрея Сердюкова, а также сотрудника военной автоинспекции, находящегося за рулем Ford Focus (шел в голове колонны), организовать уголовное преследование виновных. Признать погибшего Карамзина потерпевшим по данному уголовному делу, оградить его семью от давления и угроз, коррупции и круговой поруки и взять проверку по настоящему заявлению под личный контроль. В ответ правозащитник получил сообщение, что его обращение направлено для рассмотрения в военное следственное управление СКР РФ по Северному флоту. То есть, грубо говоря, проверять военные будут сами себя.

Издревле так повелось

История взаимоотношения спецтранспорта, перевозящего спецлюдей страны, с остальными ее жителями — давняя. Во времена крепостного права крестьянин, не уступивший дорогу карете (или сделавший это недостаточно рьяно), мог в лучшем случае получить удар плетью от кучера, в худшем — быть забитым этой плетью насмерть. Но и в современной России, как видно, мало что поменялось — итог для обывателя тот же — травмы либо смерть.

25 февраля 2010 года Mercedes S500 со спецномерами, в котором находился вице-президент «Лукойла» Анатолий Барков на Ленинском проспекте совершил лобовое столкновение с Citroen, в котором ехали Ольга Александрина и ее свекровь — известный врач Вера Сидельникова. Александрина погибла сразу, Сидельникова скончалась от ран позже в больнице. Водитель Mercedes Владимир Картаев, а также находящийся в салоне охранник травм не получили, Барков отделался разбитым носом и небольшим повреждением ноги.

На место аварии быстро подъехали некие люди и заменили спецномера на Mercedes на обычные. Сам автомобиль вместо отправки на экспертизу был возвращен владельцу. Ольгу Александрину попытались с ходу объявить виновницей аварии. Однако дело получило широкий общественный резонанс, и под давлением вопиющих фактов началось расследование. 

На составленной схеме было зафиксировано следующее расположение автомобилей: Citroen находился на своей полосе (движение в сторону области), будучи развернутым приблизительно на 180 градусов; Mercedes находился на пересечении своей полосы (в сторону центра) с разделительной полосой, заезжая на разделительную полосу примерно наполовину.

На единственной записи, которую показали журналистам, место аварии закрыто рекламным щитом. Остальные камеры, а их было всего три, по одним заявлениям официальных лиц, либо «не работали» как раз именно в это время и в этот день, по другим — записи были уничтожены спустя некоторое время «за истечением срока давности». В то же время и имеющейся записи было достаточно, чтобы увидеть, как Mercedes Баркова пересекает сплошную линию.  Летом появилась информация, что сын погибшей Сидельниковой и муж находящейся за рулем Александриной Сергей Сидельников, в одночасье потерявший мать и жену, якобы отозвал жалобу на действия следствия и отказался от услуг адвокатов. Причем впервые в судопроизводстве ему удалось это сделать по телефону (!). А спустя месяц он скончался от инсульта. 

В сентябре 2010 года расследование уголовного дела о ДТП (ч. 5 ст. 264) было прекращено «в связи с гибелью виновной». Глава московской милиции Владимир Колокольцев тогда заявил, что вины водителя Mercedes не выявлено. Позже постановление о прекращении дела было отменено, началось новое расследование. В 2013 году Гагаринский суд Москвы признал виновником аварии водителя Citroen Ольгу Александрину.

1 декабря 2011 года на 206 километре трассы Екатеринбург — Серов произошло ДТП с участием кортежа губернатора Свердловской области Александра Мишарина. По версии следствия, Mercedes главы региона за рулем которого находился водитель Дмитрий Черкасов, превысив скорость, «догнал» машину сопровождения ГИБДД Audi. Попытаясь отвернуть от нее, он все же задел ее по касательной, после чего выскочил на встречную полосу, где врезался в «Волгу Siber», в которую в свою очередь врезалась ехавшая за ней следом Skoda Octavia.  В результате этой автокатастрофы погиб водитель «Волги» Юрий Дружинин. Мишарину понадобилось лечение в Германии, а Черкасов получил еще более серьезные травмы. У него несколько сложных переломов и разрыв печени.

Уголовное дело по факту аварии шло ни шатко ни валко — Черкасов говорил, что впередиидущие патрульные машины резко затормозили и он не успел среагировать. Те в свою очередь отрицали подобное и заявляли, что машина губернатора зачем-то разогналась и не соблюдала необходимую дистанцию. Мишарин при этом от расследования самоустранился, заявив, что спал в тот момент и ничего не может рассказать про обстоятельства, приведшие к аварии. В общем, неизвестно, сколько бы это еще длилось, пока в мае 2012 года Мишарин не покинул пост губернатора. После этого его водитель публично объявил, что признает свою вину. И состоявшийся в июле 2012 года суд признал Черкасова виновным в случившемся. Гособвинитель требовал для него два года в колонии-поселении. Однако судья ограничилась условным сроком.  Семья погибшего Дружинина получила из областного бюджета 680 тыс. рублей в виде компенсации.

В июле 2012 года премьер-министр Дмитрий Медведев посещал Камчатку. А ничего не подозревающая местная жительница Ольга Куклина в этот момент ехала за рулем Toyota Land Cruiser вместе со своей шестимесячной дочерью. Она увидела машину ГИБДД с сиреной и мигалкой, свернула на обочину и полностью остановилась.

Но водитель микроавтобуса Toyota Hiace из кортежа премьера, видимо, из чувства чрезмерной услужливости решил отсечь не только тех, кто находился на дороге, но и вообще всех, кто попал в его поле зрения. Двигаясь по встречной полосе, он максимально прижался к краю дороги и, выехав на обочину, столкнулся с Land Cruiser и улетел в кювет. После аварии к машине Куклиной подошли сотрудники ФСО и стали доказывать, что виновницей происшествия является именно она. По словам очевидца аварии, кто-то из присутствующих, возможно, представитель охраны, в сердцах бросил своему коллеге: «Если бы у этой с…ки не было все записано, мы бы ей устроили 37-й год…»

Сообщается, что за рулем Hiace находился 40-летний сотрудник спецслужбы из Москвы. Согласно данным пострадавшей, сначала водитель микроавтобуса объяснял случившееся лопнувшим колесом, потом якобы озвучил другую версию. Истинная же причина аварии так и осталась неизвестной. Ольга уверяет, что виновник аварии подошел один раз, спросил, какого года ее машина, и удалился. Больше она его не видела.

К слову, Land Cruiser семья Куклиных купила всего два месяца назад во Владивостоке за 1,4 млн рублей. Оценщики определили, что сумма ущерба от аварии составляет 319 тыс. рублей. Из них 120 тыс. выплатила страховая компания, остальные деньги женщина должна была получить только через суд.

«Я стояла на обочине, никого не трогала, ребенок спал, на нас налетел этот кортеж, разбил наш автомобиль, напугал дочку. А люди из сопровождения премьер-министра еще и крайней меня хотели сделать. Когда это у них не получилось, они разъехались, будто ничего не случилось. А я осталась со своими проблемами. Так и хочется сказать — спасибо, что не убили», — заключает в сердцах пострадавшая.

Позже пресс-секретарь главы правительства Наталья Тимакова рассказала, что травмы и ушибы были только у пассажиров микроавтобуса. «Кортеж сразу остановился, и врачи скорой осмотрели всех, включая потерпевшую и ее ребенка», — написала она в своем Facebook, добавив, что виновным признан водитель ФСО.

6 декабря 2015 года в половине седьмого утра в Махачкале Mercedes-Benz S63 с чеченскими номерами серии «КРА» (в регионе все знают, что обозначают эти буквы) решил проскочить перекресток на красный свет светофора и протаранил ехавшую на зеленый Lada Granta. В результате водитель и пассажирка Lada скончались в больнице от полученных травм. Сразу после аварии из следовавшего за Mercedes джипа сопровождения выбежали люди, которые бросились на помощь водителю и пассажирам представительского авто. Согласно внутренним сводкам полиции, за рулем Mercedes находился 25-летний старший сержант управления вневедомственной охраны МВД по Чечне Имран Арсумкаев. Отмечалось, что полицейский управлял личным автомобилем (стоимостью порядка 9 млн рублей) в свободное от службы время.

Однако местные СМИ сообщали, что Арсумкаев сел за руль уже после аварии, а в момент ДТП машиной мог управлять глава Гудермесского района Чечни Заур Хизриев. Сам чиновник эти обвинения опроверг. Один из сотрудников администрации района заявил, что Хизриев в день аварии находился на больничном, что, по его мнению, должно было подтверждать отсутствие чиновника на том Mercedes. Так или иначе, но местные правоохранительные органы на протяжении десяти дней после аварии по неизвестным причинам не возбуждали уголовное дело по факту аварии. А потом никак не могли установить подозреваемого. Спустя некоторое время из Чечни в дагестанский Кизляр, откуда родом и были погибшие, приехала внушительная делегация, чтобы примириться по горским обычаям с их родственниками. В результате семья жертв аварии якобы простила виновника ДТП, получив солидную компенсацию.

В мае 2016 года выяснилось, что главным фигурантом дела неожиданно оказался вовсе не Хизриев и даже не Арсункаев, а безработный житель чеченского села Кади-Юрт (Гудермесский район) 54-летний Беслан Лорсанов. Советский районный суд Махачкалы приговорил его к 3 годам условно с лишением права управлять автомобилем на один год.

Еще через несколько месяцев Заур Хизриев был избран главой города Грозный.

И вот, пока еще остается неизвестным, как продвигается расследование ДТП в Мурманской области, в Москве происходит новое — и вновь с участием привилегированного автомобиля. Вечером 25 сентября Mercedes-Benz S450 с номерами АМР, двигаясь с включенным проблесковым маячком по выделенной полосе, насмерть сбил старшего лейтенанта полиции Сергея Грачева. И опять — официальной информации практически нет, а СМИ со ссылкой на некие анонимные источники сообщают, что за рулем находился прапорщик ФСБ. На автомобилях этого класса могут передвигаться сотрудники центрального аппарата, руководители департаментов и их замы, однако, по словам источника, в автомобиле кроме водителя никого не было.

Если так, то почему автомобиль двигался с включенными спецсигналами и по спецполосе, для чего нужно было после аварии свинчивать номера — привычка?

Одни вопросы. Но мы же уже знаем, чем все закончится, — пошумим и забудем? До следующего раза.

Источник

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F