Ашхабад: ТАСС уполномочен ВАМ СОВРАТЬ!!!!

6 октября в Ашхабаде, Туркмения, СССР, произошло  тяжкое по последствиям землетрясение на территории бывшего Советского Союза в 1948 году.
От ударов подземной стихии силой 9-10 баллов пострадали города Ашхабад, Батир и Безмеин. Анализируя последствия бедствия, специалисты сделали вывод, что разрушения – результат неудачного сочетания неблагоприятных факторов, прежде всего плохого качества строительных работ, особенно кладки стен, и низкой прочности бетона.
6 октября, в день землетрясения, в Ашхабаде оказался крупный советский геолог академик Д. Наливкин, приехавший туда на совещание по Кара-Богаз-Голу. Первый секретарь ЦК Шаджа Батыров задержал академика, чтобы поговорить по вопросу о туркменском филиале АН СССР.
"Стали прощаться, – пишет в воспоминаниях Д. Наливкин, – вдруг страшный удар потряс все здание. Посыпалась штукатурка, и все замолкло. Только и успел подумать: "И кому это надо взрывать туркменское ЦК..", – как дом начал качаться. Я обрадовался: значит, простое землетрясение. Через мгновение моя радость исчезла, качание дома стало ужасным, устоять на ногах было трудно, и я бросился к окну…" Качание так же быстро кончилось, как и началось. Первый толчок длился несколько секунд, но этих секунд хватило, чтобы уничтожить большой город и убить десятки тысяч людей.
"Через несколько дней после первого толчка мне пришлось летать на военном самолете над городом и изучать аэрофотоснимки. Квартал за кварталом одна и та же картина. Смотреть было жутко и тяжко. Число человеческих жертв осталось точно не подсчитанным, но цифра была ужасающей".
Цифра жертв долгое время была засекреченной, как, впрочем, и вся информация о стихийных бедствиях и катастрофах на территории СССР.
Почему были засекречены последствия самого страшного на территории СССР землетрясения в Ашхабаде? Подробности той катастрофы хранились в тайне…
Сегодня воспоминания очевидцев остаются главным источником сведений о трагедии, когда стихия силой более 10 баллов по шкале Рихтера в течение 10 сек стерла с лица земли город с населением около 115 тыс. человек. Большая часть официальных документов той поры, в частности оперативные сводки, подававшиеся на стол Сталину Г. Маленковым и Л. Берией, либо утонула в сверхсекретных архивах, либо имела искаженный характер. Сталинская пропаганда не признавала возможности крупномасштабных катастроф с человеческими жертвами на территории самой счастливой и процветающей страны. Достаточно сказать, что, когда потребовалось отправить в Москву сводку о количестве жертв, их примерное число определялось на заседании Бюро ЦК компартии Туркменистана… голосованием. Так родилась цифра – 25 тыс. погибших.
В первые часы после разразившейся катастрофы, когда ни о какой помощи извне не было и речи, выбравшиеся из-под обломков зданий люди сами организовывали спасательные работы, пытались вызволить из завалов тех, кто остался в живых. Еще не наступило утро 6 октября, а на центральной площади города преподаватели и студенты медицинского института уже организовали полевой госпиталь. Сюда приносили раненых со всего города. Медикаменты добывали из-под развалин аптек. Едва рассвело, начались операции…
Этот беззаветный героизм в большинстве случаев так и остался безымянным. Ни в каких архивных материалах, к примеру, не удалось узнать фамилии людей, дежуривших в ту ночь на диспетчерском пункте городской сети электроснабжения. Известно только, что все они погибли. Но свет в городе погас еще до окончания первого разрушительного 10-секундного толчка. Чья-то рука успела выключить аварийные рубильники, предотвратив тем самым массовые пожарища. Кто-то меньше чем за 10 сек успел сделать выбор между попыткой собственного спасения и трагическими последствиями для всего города.
Однако ни о чем этом страна не ведала. Пафосу социалистического созидания, ставшему официальным фасадом советского образа жизни, "не соответствовали" сообщения о страшных бедствиях. И потому жуткая трагедия отдельно взятого города потихоньку растворилась в грохоте героических будней послевоенных пятилеток.
До сих пор нет единого мнения о точном числе жертв ашхабадского землетрясения. Все, кто когда-либо брался за эту тему, выдвигали разные версии – от 25 до 110 тыс. погибших.

Заведующий отделом сейсмической службы в Ашхабаде В.Т.Архангельский вспоминал: "Сопровождаемое каким-то шумным гулом, началось сильное сотрясение с резкими рывками вверх-вниз. Казалось, что я очутился на гигантской телеге, помчавшейся со страшной скоростью по булыжной мостовой... На фоне сильного гула слышался треск разрушающихся стен; в хаотическом беспорядке, дрожа и подскакивая, задвигались мелкие предметы и мебелью… Лампочка, раскачиваясь и мигая, еще горела, когда по штукатурке черными молниями побежали трещины, превращая стены в разрозненные куски и глыбы которые, расшатываясь, друг на друге, еще удерживали готовый обрушиться и уже накренившийся потолок. И в это мгновение ярко сверкнула вспышка короткого замыкания электропроводов.… На счет три я выскочил уже из двери, и в это мгновение сильный толчок отбросил меня в сторону так, что, падая в темноте, я уже вылетел во двор, ударившись о ствол дерева, росшего в трех метрах от дома. Это вступила поперечная волна. Послышался еще больший шум падения стен, потолка, кровли.… Сильные горизонтальные толчки буквально сбивали с ног, бросая из стороны в сторону… десять - пятнадцать секунд и сильные толчки постепенно стали утихать, переходить в ослабленные содрогания".

В наступившей кромешной темноте несколько секунд слышался грохот разрушающихся зданий, треск ломающихся балок, грохот железа. Глухой шум, подобный глубокому вздоху пронесся по городу и, тотчас же наступила мертвая тишина. Воздух наполнился густой удушливой пылью. Ни одного звука, ни криков о помощи, ни звуков животных, - как будто бы под развалинами погибло абсолютно все живое. Только спустя некоторое время появились  первые признаки жизни - крики о помощи, стоны раненых, детский плач, причитания о засыпанных, погибших родственниках. - Академик Наливкин, 1948 год.

Эпицентр землетрясения находился у селения Кара-Гаудан примерно в 25 километрах юго-западнее туркменской столицы. Очаг  его был на небольшой глубине,  а на поверхности земли образовались огромные трещины. Землетрясение состояло из двух толчков, промежутки между толчками были  по 5-8 секунд. Первый толчок был силой около 8 баллов, а второй снес буквально все, что уцелело после первого (он оценивается в 10 баллов). Ещё один сильный толчок в 7-8 баллов произошёл ближе к утру. Но более 4 дней разбушевавшаяся стихия не давала покоя несчастным жертвам (продолжались подземные толчки с затухающей амплитудой).
Ашхабад был буквально стерт с лица земли , погибли  до 175 тыс. человек, но точное число жертв не узнает уже никто.

В городе были разрушены 95% всех одноэтажных зданий со стенами из обожженного кирпича, а оставшаяся часть построек непоправимо повреждена.

Были нарушены электрическая сеть и телефонная связь, не работал телеграф. Почти полностью выведены из строя мосты и дороги, сильно повреждены водопроводная и ирригационная сети. Городской железнодорожный вокзал превратился в груду обломков, а аэропорт не мог функционировать - трещины сделали непригодными для посадки самолетов взлетные полосы. Из-за обрывов электропроводки и опрокидывания бытовых керосиновых приборов в городе возникло несколько пожаров. Всего их было зафиксировано семь, но они имели локальный характер и не распространились на соседние дома.

Следующие дни стали настоящим кошмаром для тех, кто выжил, люди не верили, что это происходит наяву.  Вот что рассказал очевидец, который участвовал в разборе завалов:

«На улицах города были не только трупы, но и отдельные фрагменты тел. Все это свозилось в кучи. Нам давали выпить по стакану спирта через каждые три-четыре часа. Для дезинфекции, да и на улице в октябре было уже довольно прохладно, особенно по утрам и вечерам. Но никто не пьянел. Просто чуть-чуть притуплялось сознание, и мы продолжали работать. Руки мыли тоже только спиртом. Это был кошмарный сон». Казалось, что за несколько дней люди разучились не только смеяться, но и плакать. Советское правительство отказалось принять помощь от других стран, (причина - пограничный город!)

Информация о последствиях землетрясения скрывалась. Был засекречен документальный фильм Романа Кармена. Только в народе появилась присказка: «Трясет, как Ашхабад». Впрочем, для борьбы с последствиями землетрясения в город были переведены 4 дивизии. Солдаты убирали распухшие трупы в состоянии полного оцепенения. Придумали привязывать под нос марлевые мешочки с ванильным порошком, чтобы не чувствовать запах трупов.  Работали день и ночь, как на войне.
Но были и мерзавцы - мародеры (преступники, вырвавшиеся из здания тюрьмы), которые устроили грабежи и стрельбу.

Населению было объявлено, погибших  оставлять на краю дорог - будут ездить грузовики и подбирать трупы. Но в первый день никто их не подбирал - забот было слишком много и с живыми. Только на следующий день за город, на кладбище, потянулись вереницы грузовиков до самого верха наполненные страшным грузом… -Академик Д.В.Наливкин.

С живых были взяты расписки о неразглашении этой государственной тайны...

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F