Скандал с ‘Ист-Петролеумом’. и ликвидация Рыбина

 В 1997-1998 годах Ходорковский решал задачу присоединения к ЮКОСу огромного числа разрозненных активов, не входивших в ее состав на момент залогового аукциона декабря 1995 года. Наиболее известными из этих активов стали ОАО 'Томскнефть' (через акции Восточной нефтяной компании) и Ачинский нефтеперерабатывающий завод (АНПЗ) в Красноярском крае. После включения этих структур в состав ЮКОСа, нефтяной гигант стал по-настоящему мощной вертикально-интегрированной компанией.
     Получить 'Томскнефть' Ходорковскому было нелегко. Ему пришлось преодолеть сопротивление старых акционеров в лице администрации Томской области и группы 'красных директоров'. Но все же в 1997 году ЮКОСу удалось консолидировать контрольный пакет акций Восточной нефтяной компании, купив на аукционе 45% акций за 4,8 триллиона рублей. Уже спустя полгода финансовые потоки были выстроены так, что томичи получали не более 50% от внутренней (российской) цены добываемой нефти, в то время как основная прибыль и от экспортных операций, и от продажи нефти на внутренний рынок оседала в Москве. Причины были просты - Ходорковскому нужны были деньги, поэтому нефть продавалась по 250 рублей за тонну, в то время как тогдашняя цена составляла 500-600 рублей за тонну.
     Новые владельцы 'Томскнефти' устроили настоящее, как сказали бы в сталинское время 'избиение кадров'. Сотрудников компании вызывали в Москву в службу безопасности ЮКОСа и требовали предоставить компрометирующие коллег сведения. Как рассказывал впоследствии на суде бывший вице-президент 'Томскнефти' Гурам Авалишвили, после того как он побывал на таком допросе, сразу подал заявление об уходе по собственному желанию. Но на этом его мучения не прекратились, угрозы продолжались, и Авалишвили пришлось искать защиты в областном ФСБ! А ведь на тот момент он занимал пост вице-губернатора.
     Получив 'Томскнефть', ЮКОСсразу же стал ущемлять интересы ее партнеров, с которыми договариваться по-хорошему не собирался, предпочитая действовать в своей привычной манере. В частности, корпорация незаконно в одностороннем порядке расторгла договор о совместной разработке двух нефтяных месторождений, заключенный предыдущим руководством 'Томскнефти' с компанией 'Ист Петролеум'. Сделано это было в несколько дней: 'Томскнефть' перешла во владение ЮКОСа 27 декабря 1997 года, а уже с 1 января совместная деятельность была резко приостановлена.
     Неудивительно, что глава компании 'Ист Петролеум' Евгений Рыбин потребовал от Ходорковского компенсировать инвестиционные затраты своей компании в 'Томскнефть'. Возникновение спорной ситуации Рыбин описывал так: в 1998 году на ЮКОСе повисли огромные обязательства и займы. Это было связано, в том числе и с покупкой ВНК за сумму, превышавшую 1 миллиард долларов. Все это привело к нарушению баланса совместной деятельности 'Томскнефти' и 'Ист-Петролеума'. На практике получалось, что 'Томскнефть' и ЮКОС забирали всю нефть в одностороннем порядке, а рассчитываться по обязательствам совместной деятельности не спешили. В итоге ЮКОС задолжал 'Ист-Петролеуму' огромную сумму (100 миллионов долларов), выплатить которую было очень сложно.
     Проблему усложнял статус 'Ист-Петролеума' как иностранной компании, которая отчитывалась по принятым в Австрии и Швейцарии стандартам и привыкла работать по прозрачным схемам. Она не собиралась занижать себестоимость нефти и прибыль. ЮКОС в таком формате работать не привык и предлагал действовать иначе. Вице-президент корпорации Платон Лебедев предлагал 'Ист-Петролеуму' проводить нефтепродукты по низкой цене через офшоры и подставные компании. И уже в качестве офшорной продукции эти нефтепродукты должны были, по предложению Лебедева, продаваться за рубеж по мировым ценам или на внутреннем рынке. В результате реализации этой схемы партнеры получали колоссальнейшую прибыль, которую всего-навсего предстояло отмыть. Но даже при всей прибыльности этой схемы ЮКОС планировал вернуть 'Ист-Петролеуму' только 25 миллионов долларов, а не 100.
     Представители 'Ист-Петролеума' ответили Лебедеву отказом под предлогом того, что западные структуры, которым была подотчетна компания, не разделяли юкосовский подход к бизнесу. В итоге две рабочие группы от обеих сторон вели переговоры восемь месяцев, но так ни о чем и не договорились.
     При этом совместно 'Ист-Петролеум' и 'Томскнефть' добывали 100 тысяч тонн нефти в месяц (всего 'Томскнефть' добывала 1,2 миллиона тонн). Это могло привести к тому, что 7-8% от добычи 'Томскнефти' шло бы в 'белую', с реально демонстрируемой в отчетности прибылью и выплатой всех полагающихся налогов, а основная добыча - по грязным схемам.
     Рыбин был полон решимости не допустить такой 'совместной деятельности' с Ходорковским. Он требовал расторгнуть договор и компенсировать 'Ист-Петролеуму' произведенные инвестиции.
     В недрах ЮКОСа быстро созрел план по убийству строптивого бизнесмена. Это заодно дало бы сигнал его иностранным патронам не соваться на территорию, 'подконтрольную' корпорации. Покушения на Рыбина начались после его обращения в арбитражный суд с требованием взыскать долг с ЮКОСа. 'Я с юристами досконально изучил документы компании, - утверждает Рыбин. - Написал около 40 писем. По моим данным, ЮКОС отмыл 24 миллиарда долларов! Эти письма я разослал в МВД, Генпрокуратуру... Так что я у них был как бельмо в глазу. Хотя тогда ЮКОСу покровительствовали, и мои письма остались без ответа, но кое-где заинтересовались'.
     Акции против Рыбина шли по нарастающей. Сперва среди ночи были разбиты окна в квартире родителей бизнесмена, а оперативники обнаружили в здании напротив оборудованную лежку для стрельбы и винтовку. Киллеры рассчитывали, что Рыбин приедет к родителям, и тогда можно будет совершить покушение. Бизнесмена спасла в тот раз внезапная командировка.
     24 ноября 1998 года Рыбину снова повезло. Он отправился к восьми часам вечера на встречу с вице-президентом компании 'ЮКОС-ЕР' Леонидом Филимоновым в его квартиру на улице Удальцова. Завершив переговоры, Рыбин вышел из подъезда, но, когда направился к автомобилю, в котором его ждал водитель, заметил незнакомца. Мужчина держал в руках какой-то предмет, обернутый в тряпку. Не дойдя несколько метров до Рыбина, незнакомец избавился от тряпки - обнажился автомат и раздались первые выстрелы. Поначалу Рыбин попытался спрятаться за машиной, но затем счел более надежным укрытием подъезд. Тогда Рыбина спасла только неуклюжесть киллера. Бывший волгоградский десантник Евгений Решетников, которому и было проучено покушение, споткнулся. Пули ушли в сторону.
     В ходе судебных процессов 2005-2007 годов инициаторами покушения на Рыбина стали Невзлин и Пичугин, которые отдали приказ своим подручным - Горину и Горитовскому. Двое посредников снова привлекли Шапиро, убийцу Валентины Корнеевой. Шапиро вышел на Цигельника и Решетникова. Киллеры получили аванс в 10 тысяч долларов. Осенью 1998 года Цигельник и Решетников приехали в Москву и постарались убить Рыбина. Неудачно.
     При подготовке ко второму покушению киллеры остановились на организации взрыва автомобиля Рыбина. Но и тут бандитов ожидала неудача. Внимательный сотрудник милиции постучал в окно 'Нивы' с волгоградскими номерами, в которой сидели киллеры и следили за Рыбиным. Цигельник решил 'отмахаться' 'корочкой' оперативника ФСБ на чужую фамилию, но милиционер все-таки записал в блокнот и эту фамилию, и волгоградские номера 'Нивы'. Испуганные бандиты в тот же день вернулись в Волгоград.
     Второе покушение на Рыбина выглядело как дешевый боевик. 'Едва автомобиль, на который навели киллеров, свернул с шоссе на проселок, под его правым колесом грохнул мощный взрыв. Машина взлетела в воздух и перевернулась. С двух сторон расстилалось безлюдное поле. Метрах в 30 приподнялась голова в белом малахае, в машину полетела граната. Несколько человек в маскхалатах, до этого невидимые на мартовском снегу, подбежали к горящей груде металла и начали поливать ее из автоматов. Подкатила машина с заляпанными грязью номерами, и нападавшие исчезли. Из искореженного автомобиля выполз окровавленный охранник - ног не было. Они остались в машине. Его напарник, раненный в грудь, пытался вытащить водителя. Уже мертвого'.
     Но киллеров опять постигла неудача, а Рыбина в очередной раз защитило провидение. Бизнесмена в машине не оказалось. По дороге он вспомнил про день рождения племянника и заехал его поздравить. Это его и спасло. Погиб водитель Федотов, чудом остались в живых охранники Филиппов и Иванов. 'Я сразу понял, что меня взрывал ЮКОС', - свидетельствовал Рыбин.
     В суде предприниматель подтвердил свою уверенность в том, что за преступлениями в отношении него стоит руководство ЮКОСа. Начальник Департамента по стратегическому планированию ЮКОСа Алексей Голубович также рассказывал о роли Невзлина в покушениях на Рыбина. Голубович, по его словам, много раз присутствовал на совещаниях у Ходорковского, посвященных конфликту ситуация с Рыбиным. На одном из них в конце января 1999 года Невзлин сказал: 'Дайте мне пару месяцев и проблему с Рыбиным я решу!'. Вот уж поистине - специалист по решению проблем... В марте на Рыбина было совершено второе покушение, а Невзлин стал распространять сведения о том, что за преступлением стоят томские бандиты. Аналогичная тактика была использована ЮКОСом после убийства Петухова - в нем были обвинены чеченцы и вдова убитого.
     Угрозы сыпались как из рога изобилия не только на Рыбина, но и на тех, кто был связан с ним дружескими или рабочими отношениями. Адвокат Рыбина Александр Добровинский также получил угрозы от службы безопасности ЮКОСа из-за того, что добился ареста активов ряда предприятий, купленных корпорацией. Вице-президент компании ЮКОС Василий Алексанян лично приехал к адвокату в офис, чтобы заявить о том, что Рыбин не жилец.
     Люди Невзлина пытались всячески воспрепятствовать следствию и даже после бегства олигарха в Израиль. Уже в 2006-2007 годах Шапиро начал давать показания о том, что ему неизвестны 'заказчики' преступления, тем самым полностью опровергая свои предыдущие показания. Выяснилось, что Шапиро, находясь в камере СИЗО, услышал фразу, брошенную кем-то в коридоре: 'Замолчи, а то умрет твоя мать!' И надо сказать, что подобные угрозы были небезосновательны.
     К тому времени в живых не было ни Горитовского, ни Горина - оба были убиты (последний - вместе с женой). Также ликвидированы были друзья Горина Приходько и Попов.
Но преступления под руководством Ходорковского не заканчивались....

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F