КОРРУПЦИЯ. «Говорили, что действуют в интересах Медведева».Ч-2

Реальные владельцы. Медведев и криминальные авторитеты.

Начало здесь.

Как показала прослушка телефонных разговоров, в ходе испанского уголовного дела,  одним из реальных совладельцев ФЛК был криминальный авторитет Геннадий Петров, лидер ОПГ Петрова-Малышева . И именно он, по версии следствия, обанкротил верфи, оставив тысячи людей без работы. Банкротство двух немецких верфей стало результатом транзита средств Петрова через их счета — об этом The Insider рассказал прокурор Специальной прокуратуры по борьбе с коррупцией и оргпреступностью Испании Хосе Гринда.

«У нас есть запись разговоров Петрова с рядом лиц, из которых следует, что Петров был фактическим владельцем значительной части акций ФЛК. В частности, был сговор между Петровым и директором Федеральной лизинговой компании Наилем Малютиным. Они сделали две вещи: получили прибыль, спекулируя на акциях, а затем вывели ее, переведя деньги ФЛК в люксембургскую компанию, что привело к банкротству верфей».

В январе 2011 года представители испанской и российской прокуратур направились в прокуратуру Мекленбурга-Передней Померании в Шверине. Испанская прокуратура предоставила записи телефонных разговоров Петрова немецким коллегам, считая, что речь идет об отмывании денег через счета верфей.

Однако в итоге немцы не стали заводить уголовное дело. Почему — можно только предполагать. Возможно, они рассчитывали на то, что Виталий Юсуфов спасет предприятие, а новый скандал только ухудшит положение. Тем более что уволенные с верфей сотрудники, которым немецкие власти ранее давали гарантии сохранения работы, не прекращали акций протеста. Представитель пресс-службы прокуратуры Шверина Клаудиа Ланге сообщила газете «Франкфуртер Рундшау», что проверка по результатам встречи с Гриндой была проведена, «факты не подтвердились».

Проверка прокуратуры шла с 2011 года и была закончена в октябре 2012-го. Между тем, в середине сентября 2012 года это ведомство лично посетил генеральный директор ФЛК Наиль Малютин. Он сам обратился в прокуратуру Шверина тремя месяцами ранее (подтверждающие это документы Малютин предоставил The Insider), утверждая, что деньги из Финансовой лизинговой компании  через счета верфей отмывались без его ведома, в частности его заместителем Виктором Драчевым, у которого было право подписывать документы ФЛК. Вскоре в отношении Малютина в России уже было заведено уголовное дело – его, как и Бурлакова, подозревали в хищении средств у ФЛК, часть из которых (а именно 253 миллиона рублей) была использована на покупку верфей.

Россия направила запрос на экстрадицию в Австрию, где жил Малютин. Экстрадиция была осуществлена в начале 2017 года после нескольких обжалований. Австрийским властям пришлось детально разбираться с обвинениями, предъявленными Малютину российской стороной — в частности, среди них значилось отмывание денег, выведенных из ФЛК, в Испании, где Малютин купил виллу в Пальма-де-Майорка.

По версии Малютина, это средства, не имеющие отношения к ФЛК, взятые в долг у Аслана Гагиева, которого Малютин знал как «Сергея Морозова». В настоящее время Россия добивается экстрадиции Гагиева из Австрии, которого российское следствие считает теневым совладельцем ФЛК (и, как говорилось выше, лидером одной из наиболее заметных ОПГ последнего времени). У Гагиева было два паспорта, один из них — на имя Сергея Морозова. Сам Гагиев дал интервью австрийскому изданию Kurier,  в которой объяснил ситуацию так: «в 2009 году немецкие верфи, принадлежавшие мне на 25%, обанкротились, и против меня и моих обоих партнеров в России завели уголовные дела, одного убили, а я, осознав серьезность проблем, скрылся в Австрии».

В августе 2015 года австрийский адвокат Гагиева-Морозова Николаус Раст направил письмо в департамент юстиции США. Его содержание не раскрывается, но одновременно с этим Гагиев направил письмо заместителю генерального прокурора Украины Давиду Сакварелидзе, в котором уверял, что готов «дать показания в рамках хищения Игорем Юсуфовым акций завода „Океан“ , фактов отмывания денег в том числе сотрудниками Генеральной прокуратуры РФ, сотрудниками спецслужб ФСБ». На слушаниях по экстрадиции в Австрии Гагиев заявил, что платил за крышевание своего бизнеса главе Следственного комитета через его заместителя, и проблемы у него начались из-за того, что «его генерал» якобы мог получить взятку, но не передать ее по инстации. Так или иначе, Гагиева пока не выдали в Россию.


Из показаний Аслана Гагиева на слушаниях в Австрии:

A: Весь бизнес в России выстроен таким образом, что нельзя вести дела, не давая денег тем, кто у власти. Есть определенные суммы, назначенные для каждого уровня бизнеса. Я платил ежемесячно 1,2 миллиона евро из своего Общества в следственный комитет, Бастрыкину, и еще 1,2 миллиона евро я платил министру. Мы относились к Министерству промышленности. Таким образом, я должен был платить ежемесячно 2,4 миллиона евро. Не только я, но и мои партнеры, с которыми я вместе работал, должны были платить, но я отвечал за финансы, чтобы доставлять деньги по названным адресам.

Адвокат: В чем заключается проблема?

A: Была неожиданная встреча с заместителем этого Бастрыкина, он был руководителем одного из управлений. Все было в порядке. Я отдал ему деньги за то, что у меня есть бизнес. Он спросил меня, как у меня дела, и я ответил, что у меня все хорошо. Тогда он спросил меня, как продвигается бизнес, и я ответил: «Лучше, чем раньше». С этих пор у меня начались проблемы.

Адвокат: Почему?

A: Я не знаю. Или мой партнер не передал деньги Бастрыкину, или генерал не передал деньги Бастрыкину.


 

Поскольку в Германии отказались возбуждать уголовное дело о связях Петрова и Малютина, из окончательного обвинения, выдвинутого испанской прокуратурой фигурантам дела об отмывании «русских денег», эпизод cо счетами немецких верфей исчез. Но он остался в перечне доказательств на странице 920 обвинительного заключения (имеется в распоряжении The Insider), переданного в суд прокурорами Хосе Гринда и Хуаном Каррау в октябре 2015 года.

Через свою супругу Наталью Сытник Наиль Малютин передал The Insider следующее: «Верфи в 2008 году были приобретены за 248,9 миллионов евро российскими инвесторами, которых представлял Бурлаков. Владельцем стала люксембургская компания FLC West, ее гендиректором был Бурлаков. 74% FLC West принадлежало компании Templestowe (Юсуфовы) с Британских Виргинских островов, 24% — кипрской Blackstead. Blackstead принадлежала Бурлакову. 200 миллионов евро дала Templestowe; еще 50 миллионов евро предоставила Blackstead, причем она взяла заем — почти в 40 миллионов евро — у ФЛК. Игорь Юсуфов говорил, что действует в интересах и по поручению Дмитрия Медведева. Деньги были выведены Бурлаковым и Ко через подставные фирмы, в том числе на Британских Виргинских островах. В числе конечных бенефициаров значились И. Юсуфов и Д. Медведев».

Любопытно, что в 2011 году экс-владелец «Банка Москвы» Андрей Бородин очень похожими словами описывал свои переговоры с Юсуфовым: Но если проанализировать все, что происходило с Банком Москвы с сентября прошлого года, то понятно, что за всей этой историей стояло политическое решение – взять банк под контроль. А выполняли это решение предправления ВТБ Андрей Костин и Игорь Юсуфов, близкий к верхам. Юсуфов прямым текстом мне сказал, что действует в интересах и по поручению президента Дмитрия Медведева, который и принял решение о получении государством контроля над Банком Москвы. 

В обоих случаях Юсуфов использует одну и ту же формулировку — «в интересах и по поручению Медведева». Возможно, это было одно и то же поручение, так как для покупки акций «Банка Москвы» Юсуфов взял кредит под залог как раз вышеупомянутых верфей.

Наиль Малютин заявил The Insider, что «Петров к покупке верфей не имел отношения», также он отрицал близкое знакомство с «авторитетом».  Но у адвоката Анны Эткиной Владислава Ткаченко совсем иная версия событий: «Переговоры о покупке верфей проходили на Майорке, дома у Геннадия Петрова: на них присутствовали Бурлаков, Малютин, сам Петров», — заявил он The Insider. Как выяснил The Insider, в обвинении Малютину, выдвинутом российскими правоохранительными органами, указан адрес виллы, купленной Малютиным на деньги Сергея Морозова (Аслана Гагиева), выведенные из ФЛК: Sollieric, 13, Palma de la Mallorca. Вилла Петрова находится в районе Калвиа (Calvia) Пальма де Майорки. Между этими домами примерно 20 минут езды на машине.

Арест Геннадия Петрова

По словам Ткаченко, «Малютин, работавший под началом Германа Грефа в мэрии Петербурга, приводил Грефа к Петрову». The Insider не удалось обнаружить упоминаний о работе Малютина в официальных распоряжениях мэрии 90-х. Но, по сведениям бизнесмена из Петербурга Михаила Мокроусова, который в 1990-е руководил компанией «Гефест» и с которым связался The Insider, Малютин действительно работал в КУГИ Адмиралтейского района Санкт-Петербурга еще до назначения Грефа начальником КУГИ города. В 2002 году Малютин регистрировал автомобиль на свой петербургский адрес на Ботанической улице, а затем переехал в Москву.

В испанском деле содержалось следующее упоминание (также затем исчезнувшее из обвинительного заключения): «1 ноября 2007 года Петрову звонит Наиль Малютин, тогда директор „Финансовой лизинговой компании“ (ФЛК). Наиль рассказывает, что Греф, друг Петрова, пригласил его на банкет 12 ноября по поводу 160-летия Сбербанка».

«Малютин рассказывает, что Греф, друг Петрова, пригласил его на банкет»

Также Малютин в этом разговоре с Петровым упоминает некий «проект резолюции по этим проблемам», который был «утвержден Сергеем Борисовичем». По одной из версий, речь идет о Сергее Иванове.

Свой интерес в немецких верфях может иметь и лично Владимир Путин — 25% акций Выборского судостроительного завода принадлежали швейцарскому АО «Лирус менеджмент АГ». В 2012 году бывший совладелец Выборгского завода Сергей Колесников заявил, что собственником этого АО является Владимир Путин через «акции на предъявителя». (По его же данным, именно из этих средств строился и дворец Путина под Геленджиком).  А если учесть долю ближайших соратников Путина (Шамалова-старшего, отца и сына Гореловых и самого Колесникова), то вместе они контролировали больше 50% акций завода.

Вместе с ближайшим окружением Путина совладельцами завода были также представители Ильи Трабера (фигуранта испанского дела о «русской мафии») Наталья Беликова, Александр Уланов и Александр Петров. В июле 2008 они сократили свои доли, но остаются совладельцами завода. Как стало известно The Insider, в 2009 году Выборгский завод и Wadan Yards планировали создать «российско-европейский судостроительный холдинг RESH» — совместное предприятие, в котором New Wadan действовал бы в качестве управляющей компании для RESH (презентация проекта есть в распоряжении редакции). Переговоры о сотрудничестве Nordic Yards с выборгскими судостроителями вели Бурлдаков и Виталий Юсуфов. «Если объяснять на пальцах, Выборг должен был выигрывать тендеры, а немецкие и украинские верфи — строить судно и отправлять его в Россию, где в Выборге по немецким технологиям делали бы ёмкости для сжиженного газа и прикручивали бы табличку «Сделано в России», — поясняла Forbes Анна Эткина.

А вот что рассказал The Insider адвокат Эткиной Владислав Ткаченко: «Мы были в курсе, что Владимир Владимирович участвует, об этом говорил Сергей Колесников, с которым мы общались по поводу проекта, и еще во всех этих сделках с Выборгским заводом участвовал личный массажист Путина Константин Голощапов, входящий в группу верующих товарищей, которые ездили на Валаам. Юсуфов говорил Бурлакову и Эткиной, что управляет деньгами Медведева. Он говорил это всюду, в том числе и немецким властям. Конечно, он не мог это сказать напрямую Меркель, но у него был даже официальный лоббист верфей в Германии, получавший зарплату, и так это могло дойти до Меркель. Наиль Малютин представлял свои интересы и частично интересы Сергея Иванова. А Колесников и Голощапов, также выступавший на переговорах от Выборгского завода, представляли интересы Путина».

По его словам, смысл проекта был в том, что «в Николаеве на заводе „Океан“ группы Wadan дешевая украинская сталь перерабатывалась и делался корпус, по завышенным ценам корабль бы закупали в Россию, и какая-то часть средств отмывалась и легализовывалась. Но в итоге все перессорились и вообще ничего не построили, и все свелось к банальному отмыванию денег».

Финал проекта.

Сомнительные операции через счета верфей продолжились и в 2015 году, о чем в конце 2016 года сообщил немецкий журнал «Фокус» со ссылкой на информацию, переданную банком Hypovereinsbank (торговое название Unicredit) таможенной оперативно-розыскной службе Германии (это ведомство расследует контрабанду и отмывание денег). Причем после перевода заметки на русский язык она была удалена с сайта журнала, как и все ее переводы, и в настоящее время доступна только в pdf-версии выпуска «Фокуса» по подписке (в редакции причины исчезновения текста пояснить The Insider не смогли).

По данным «Фокуса», в июне 2015 года Hypovereinsbank сообщил следственным органам таможни о подозрительных денежных потоках через счета верфей Nordic Yards Виталия Юсуфова. В частности, 20 миллионов евро поступило на них от компании Prosal Investment Limited, зарегистрированной на Британских Виргинских островах. Цель перевода была указана как «возмещение долга». 17 июня эта же фирма перевела еще 8,5 миллионов евро.

Интересно, что в коммерческом реестре Люксембурга за 2012 год, с которым ознакомился корреспондент The Insider, указано, что Prosal Investment Limited представлена, в частности, Филиппом Майером (Philippe Meyer) из Швейцарии. Согласно коммерческому регистру Цуга, он же был членом совета директоров Nordic Yards. То есть «возмещением долга» могли заниматься одни и те же бенефициары (что означает отмывание денег), и потому банк пожаловался в следственные органы. При этом Филипп Майер, родившийся в 1946 году в Швейцарии, в 1996 уже был осужден за отмывание денег и приговорен к штрафу.

Однако в итоге планы «суперферфей» между Висмаром, Варнемюнде, Николаевым и Выборгом так и остались планами. В марте 2016 года Виталий Юсуфов продал немецкие верфи малайзийской Genting Group за 230,6 миллиона долларов, так и не обеспечив немецким рабочим обещанную манну российских заказов. Сейчас он – миноритарий «Кузбассразрезугля», контрольный пакет которого принадлежит другому фигуранту «испанского дела» Искандеру Махмудову и его партнеру Андрею Бокареву.

А Игорь Юсуфов владеет фондом «Энергия», который занимается разработкой месторождений на Ямале через «ООО «Яргео», совместное предприятие Юсуфова и ОАО «Новатэк» (держатели акций — Геннадий Тимченко, Леонид Михельсон, Total). Юсуфов-старший также полон надежд и обещает «инвестировать в реальный сектор экономики России и стран Европы», как сообщается на сайте его фонда.

источник

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F