ОКОЛОНОЛЬ с тысячью лиц

Кремлевский виртуоз. Принято считать, что российскую политику создают серые кардиналы. Отечественными Ришелье в свое время называли и Бориса Березовского, и Александра Волошина. Но истинным мастером своего дела, великим и ужасным царедворцем, о могуществе которого слагают легенды и чье имя иные актеры кремлевской политической сцены боятся произносить вслух, за последние годы стал Владислав Юрьевич Сурков,  первый заместитель руководителя администрации Кремля. Одни называют его циничным интриганом, манипулятором, способным на самые грязные провокации. Другие считают талантливым креативщиком, умеющим не только генерировать блестящие идеи, но и успешно организовать процесс их реализации.

Сурков — человек закрытый, с кучей бесов. Он очень трудно выстраивает отношения с людьми, всегда старался быть или «над», или в худшем случае «под». Или хозяин, или раб» (Леонид Невзлин, экс-руководитель нефтяной компании ЮКОС).

«Это человек, у которого есть политическая концепция и философия, он реальный исполнитель, кто бы ни был его начальником» (Глеб Павловский, политолог).

«Сурков — прирожденный манипулятор. Он делает примерно то же, что делали чекисты в 20–30-х годах. У каждого есть слабое место, за которое можно зацепить. Страх, жадность, личные пороки. Такой подход разрушает не только объект вербовки, но и самого вербующего» (Дмитрий Орешкин, политолог).

«Его щупальца, паутина, которой он оплел сегодняшний культурный и политический мир России, так или иначе касается каждого. Мало кто так активно, мощно и странно влияет на сегодняшний контекст» (Александр Проханов, писатель).

«У Суркова много масок» (Владимир Лукин, Уполномоченный по правам человека при президенте России).

Капитальные достижения
Послужной список Владислава Суркова выглядит просто: банк МЕНАТЕП — Альфа-Банк — Кремль.  В 2000-х именно он, бессменный замглавы президентской администрации сформировал и контролирует внутреннюю политику страны. Он был проводником важнейших инициатив Владимира Путина, направленных на выстраивание вертикали власти, таких как ликвидация реальной многопартийности, отмена выборов глав регионов, тотальный контроль над прессой и телевидением. Рожденный Борисом Березовским политический блок «Единство» он превратил в главную партию страны «Единая Россия», которая пользуется поддержкой 45% россиян . Он изобрел «суверенную демократию», он главный заказчик и цензор основных информационных и аналитических передач на главных телеканалах страны. До последнего времени руководители и главные редакторы ведущих СМИ каждый четверг собирались у Суркова на совещания-инструктажи в Кремле.  Именно этот человек в ближайший год будет делать нового (старого?) президента.

«Слава себя уважает: ему нельзя взять и занести миллион», — уверен один из источников The New Times, у которого Сурков работал в 90-е годы. «Сурков очень богатый человек: он заработал еще у Ходорковского и Фридмана, и он управляет «черной кассой» Кремля, — утверждает политик Борис Немцов. — Но для него власть на первом месте».

 

Неизвестно, как сложилась бы судьба Суркова, если бы в конце 80-х годов он вместе с бывшим однокурсником Александром Косьяненко не стал заниматься рукопашным боем у тренера Тадеуша Касьянова, у которого занимался и Михаил Ходорковский. Именно Ходорковский протолкнул друга во власть.

Меньше чем за десять лет Сурков дорос до должности вице-президента, начальника департамента по связям с государственными организациями компании ЗАО «Роспром» и стал членом совета директоров банка МЕНАТЕП.

Менатеповцы вспоминают и о слабостях Суркова: мог уйти в загул до потери чувств, не знал меры, приходилось вытаскивать его из милиции, из больницы, дрался с сослуживцами, бывал вспыльчив до жестокости.

В 1996 году Сурков ушел из МЕНАТЕПА: его больше не устраивало положение просто наемного менеджера, его цель была — стать партнером и получить долю акций.

На пути в Кремль

Из одного банка Сурков перешел в другой — в Альфа-Банк: с его главой и основателем Михаилом Фридманом они учились вместе в Институте стали и сплавов, хотя и на разных факультетах. В конце 90-х Сурков считался одним из самых эффективных российских лоббистов. Эта репутация обеспечила ему не только должность первого заместителя председателя совета Альфа-Банка, но и в скором времени — место первого заместителя гендиректора и директора по связям с общественностью ОРТ (ныне Первый канал). «Там Сурков познакомился со всеми важными игроками политического поля, — вспоминает один из людей, знавший его с 1992 года. — Поначалу Сурков в этой «труппе», где были Березовский, Волошин, Абрамович, Юмашева, был никто, но постепенно его способности стали ценить». Борис Березовский, владелец крупнейшего пакета акций ОРТ в конце 90-х, рассказал The New Times, что Сурков был «хорошим, даже отличным исполнителем, работал на нас с Бадри.

И уже в 1999 году Владислав Сурков оказался в администрации президента. На должность своего помощника его позвал глава администрации Александр Волошин. Один из пиарщиков, хорошо знавший Суркова в конце 90-х годов, говорит, что тот «не понимал, что такое договариваться, и привнес в политику методы, которыми успешно пользовался в бизнесе. Этих методов было два, и оба простые и эффективные: либо человека надо сломать, либо купить. Сразу деньги в конверте — и все».

В августе 1999 года Владислав Сурков стал заместителем главы администрации президента. В это же время на политический Олимп взлетел и Владимир Путин. Как так, столь удачно для обоих и чуть менее удачно для страны, совпало?

С этого момента началось превращение Суркова в того, кто он есть сейчас, — главного кремлевского идеологического манипулятора.

О новом Суркове говорить в открытую боятся почти все, кто с ним соприкасался в бизнесе и политике и до сих пор от него зависят. Ссориться не хотят: отмечают, что он злопамятный и жесткий, не дай Бог стать его врагом. Если кто-то когда-то его в чем-то обидел, он может крепко насолить человеку.

С разными людьми разговаривает по-разному. На кого-то может кричать и материться, меняет интонации. С кем-то будет говорить мягко, обволакивать, спокойно и с улыбкой, как будто с ленцой. Рассказывают, что может заказать журналисту статью о каком-то оппозиционере, но если имярек откажется написать слишком «грязно», согласится на более цивильный вариант, лишь бы публикация появилась. Другие утверждают, что в методах он не стесняется. Борис Немцов, например, уверен, что его арест на 10 суток 31 декабря 2010 года и все последующие провокации в отношении него были санкционированы Сурковым. «Митинги 31-го числа, провокации — по этим вопросам московские милицейские генералы подчиняются Суркову. Я не думаю, что он давал команду подсаживать ко мне в камеру туберкулезного больного, но вот то, что моим сокамерникам предлагали $3 тыс. за то, что расскажут, как меня якобы насиловали, — он на это давал «добро», — сказал Борис Немцов The New Times.

И противники, и сторонники Суркова, знавшие его в 90-х или столкнувшиеся с ним в 2000-х, сходятся в одном: он очень изобретателен в интригах, по-настоящему в этом креативен.

Богатство или власть?

Согласно официальной налоговой декларации Владислав Сурков за 2009 год заработал 6 млн 325 тыс. 286 рублей. Жилой недвижимостью он не владеет. Землей тоже. За ним числится одна квартира — 59,4 кв. м.

Люди, хорошо знавшие Суркова в 90-х, рассказали The New Times, что уже тогда он щеголял золотыми кредитками, что по тем временам было редкостью. Впрочем, данных о банковских счетах Суркова в официальной декларации нет.

Зато есть сведения о доходах его нынешней жены Натальи Дубовицкой. За 2010 год она заработала 56,4 млн рублей . Известно, что в 2006 году Дубовицкой принадлежало 18,47% ОАО «Ибредькрахмалпатока», которое занимается выпуском патоки и крахмала, а также 16,1% ОАО «Партнер-Гарант». В свободное от бизнеса время она родила Владиславу Юрьевичу троих детей. Сурков также воспитывает сына своей первой жены Юлии Вишневской, создательницы музея уникальных кукол, которая с 2004 года живет в Лондоне.

 

«Сурков сам для себя хочет казаться порядочным человеком, — говорит один крупный бизнесмен на условиях анонимности. — У него есть референтная группа, и ему хочется, чтобы она не считала его плохим». Правда, добавил: «Но с Немцовым он переступил черту».

 

Свой роман, а теперь спектакль, который играют на первой сцене страны, Владислав Сурков назвал «Околоноля»: как читать — «около ноля», в смысле около «нолей» — это о стране? о людях, которыми вертит, которых ломает и покупает? о начальниках? или о себе: «Я не ноль»?

Источник

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F