«Расплачиваться же пришлось простому народу»

СССР не подписал Женевскую конвенцию, поэтому советские военнопленные оказались вне закона. Им пришлось вытерпеть со стороны немцев самые немыслимые злодеяния.

Мы не выйдем из этой окаянной смуты, пока не отделим честно и четко правду от лжи и не начнем стойко и мужественно выговаривать правду (Иван Ильин).

22 июня 1941-го. Первые дни войны. Страшный разгром Красной армии. В кадрах хроники того времени часто идут параллельно, но в разных направлениях две колонны. В одной колонне — надменные лица ариев и уходящая на Восток немецкая армия, а в другой — уходящие за горизонт толпы советский военнопленных — русских людей, которым было суждено погибнуть в немецких лагерях. Как больно смотреть на лица наших солдат. Не больно было только сталинскому режиму — советский комиссар обороны издал приказ № 270 от 16.08.1941, объявляющий советских пленных предателями. Семьи пленных лишались государственной помощи . Что стало с семьями затем — нетрудно догадаться.

Еще в 1907 году все крупные страны подписали Гаагские соглашения, а затем Женевскую конвенцию 1929 г. о Правилах обращения с военнопленными. Главная мысль этих документов — медицинская помощь со стороны Международного Красного Креста, доставка продуктов и почты в лагеря содержания пленных, составление списков пленных для их последующего обмена между воюющими странами и отправка их на Родину. Подписала Гаагские соглашения 1907 г. и Царская Россия и строго ее соблюдала. Вспомните книгу «Тихий дон» сцену возвращения Степана домой из Германии из плена и разговор с ним Михаила:

«— Откуда ты?

— С Германии, с плена. Жил ничего. Думал даже остаться, да домой потянуло».

СССР Женевскую конвенцию не подписал, поэтому немецкие власти считали, что советские военнопленные были вне закона и совершали над ними все что угодно, любые злодеяния .

За годы войны в плену оказалось 5 734 538 советских людей . Более половины из этого числа пленных погибло. Смертность среди советских военнопленных составила 57%. Для сравнения — в годы Первой Мировой войны смертность среди русских военнопленных составила 5,4%.

В первые месяцы войны ближнем и дальнем тылу немецкий войск оказалось около 3,9 млн. чел. советских пленных . «На начало войны Красная армия насчитывала 5,7 миллиона бойцов и командиров» (Красная звезда, 20 июня 2000 г.). Если сопоставить количество плененных бойцов Красной армии в первые месяцы войны с численностью Красной армии на начало войны, то процент пленения составит 68,4%. Таким образом, практически вся кадровая Красная армия попала в плен или была уничтожена. Это был самый страшный разгром в истории человечества. СССР остался практически беззащитным.

Расплачиваться же пришлось простому народу. Вся последующая Красная армия — призывники и вновь наспех обученные офицеры. «За первые восемь месяцев войны было призвано более 10 миллионов человек». . Если сопоставить численность Красной армии до войны (5,7 млн. чел) и число призывников в первые месяцы войны (10 млн. чел), то увидим, что Красная армия была заново укомплектована совершенно новыми необученными призывниками да еще численностью в 1,75 раза больше, чем до войны. Вот эти призывники и дружины народного ополчения гибли целыми полками часто за несколько дней, учились воевать уже в ходе войны, набирались опыта ценой крови. Погибшие за други своя — в Царствии небесном. «Их имена же ты ведаешь, Господи…»

Каковы же причины вышеуказанного столь массового пленения красноармейцев? Оставим в стороне причины военной дислокации Красной армии. Это не наш вопрос. Обратим внимание на другое. При допросах красноармейцев немцами большинство допрошенных высказалось за нежелание воевать за советскую власть. В чем причины такого настроения?

Незадолго до войны по советской стране страшным валом прокатилась коллективизация. Коллективизация окончательно разрушила крестьянское хозяйство и вызвала невиданный голод. «Искусственно вызванный голод доводил до людоедства. Только одних детей в голодовку 1933 года погибло около трех миллионов» (Русская мысль. 2004. № 4). Голод вызвал массовые восстания против коммунистической власти. «Крестьянство ответило на коллективизацию массовыми восстаниями зимы — весны 1930 года. На Дону, Кубани, Тереке, в Западной Сибири и даже в отдельных районах Центрально-Черноземной области происходили открытые вооруженные столкновения между повстанцами и военизированными формированиями советско-партийного актива, усиленными войсками ОГПУ и сводными частями РККА. По данным ОГПУ за январь — апрель 1930 года, по стране произошло более 6 тысяч крестьянских выступлений, в которых участвовали почти 1,8 млн человек» (Александров К. Голод как оружие).

Но если летом и осенью на всем этом можно было продержаться, то зимой ад на земле становился еще жарче — приходилось забить всю скотину, которая не могла питаться подножным кормом. Многие голодавшие в эти дни объедались парным мясом и умирали в страшных муках. После того как домашний скот был забит, в ход пошли опилки, глина, древесная кора, вываренная коровья кожа — большинство из этих «продуктов» всего лишь давали ощущение заполненности желудка и позволяли хотя бы на какое-то время забыть о голоде.

Потом голод возвращался. Счастьем было поймать кошку, собаку или хотя бы суслика. «В селе Шор-Уньжа из 162 лошадей осталось только 30. Съедены все собаки, кошки, собирают падаль и с аппетитом съедают. Целыми толпами крестьяне приводят детей в волостной исполком и оставляют там, говоря: "Кормите!"» — сообщал корреспондент одной из марийских газет. Максим Горький, собиравшийся в Европу с целью сбора помощи, в одном из писем поражался масштабам бедствия: «Я — в августе — еду за границу для агитации в пользу умирающих от голода. Их до 25 миллионов. Около шести [миллионов] снялись с места, бросили деревни и куда-то едут. Вы представляете, что это такое? Вокруг Оренбурга, Челябинска и других городов — табора голодных. Башкиры сжигают себя и свои семьи. Всюду разводят холеру и дизентерию. Молотая кора сосны ценится 30 тысяч рублей за пуд. Жнут несозревший хлеб, мелют его вместе с колосом и соломой и это мелево едят. Вываривают старую кожу, пьют бульон, делают студень из копыт. В Симбирске хлеб 7500 рублей за фунт, мясо 2000 рублей. Весь скот режут, ибо кормовых трав нет — все сгорело. Дети — дети мрут тысячами. В Алатыре мордва побросала детей в реку Суру».

Войсковые операции против почти 2 млн. советских людей — это масштаб настоящей войны. Войны против своего собственного народа. С восстаниями справились в большевистской манере, и несчастных раскулаченных направляли на Север в спецпоселения. Эта грандиозная операция проводилась по приказу Сталина. Непосредственное руководство осуществлял Молотов. Много лет спустя ему был задан вопрос: сколько же людей вывезли тогда в дикие, необжитые районы? Молотов ответил: «Сталин говорил, что мы выселили десять миллионов. На самом деле мы выселили двадцать миллионов» (Чуев Ф. Молотов. М., 2002. С. 458).

Что же стало с несчастными выселенцами? «По ныне опубликованным данным ФСБ РФ, за период с 1930-го по 1940-й в советских спецпоселках погибли от 1,8 до 2,1 миллиона раскулаченных» (Александров К. Голод как оружие).

Можно ли было такое представить еще совсем недавно, когда во главе государства стоял православный государь?

Обратимся опять к кинохронике. Вот сцены приветствия германской армии со стороны местных жителей: хлеб-соль, совместные танцы, разбивание кувалдой местными жителями статуи Сталина…Это до какой же степени страха нужно было довести собственный народ, чтобы войска захватчиков встречались как освободители? А ведь таковые явления были массовыми. Особенно в новых территориях СССР, которым «хлеб и работу, счастливую жизнь принесла Красная армия жителям Западной Украины и Западной Белоруссии». Это слова советского ролика, снятого после «освободительного похода» в эти территории. Такие же встречи немцев были в Эстонии, Литве, Латвии, Молдавии, во многих деревнях России, переживших страшные годы коллективизации. В фильме «Поп», вышедшем в прокат несколько лет назад, такие кадры хроники тоже есть. Подобные кадры — документальное свидетельство того, что новая власть немцев советскими людьми воспринималась с надеждой, что она будет лучше советской. Пока германская армия победоносно катилась вперед, местами эти надежды были действительно воплощены, но, разумеется, не везде. Ведь за Вермахтом в эти территории вступали войска СС — аналог советских войск НКВД. И арии показывали, что они отнюдь не собираются церемониться со славянами…

Однако примеров налаживания нормальной жизни при немцах достаточно много. Наиболее показателен опыт локотского самоуправления (территория современной Брянской области с центром в городе Локоть).

«По своим размерам Локотский округ превышал территорию Бельгии. Население округа составляло 581 тыс. человек. На территории округа, несмотря на то, что эта была оккупированная территория, действовал свой Уголовно-процессуальный и Уголовный кодекс.

При минимальном контроле со стороны немецкой администрации Локотское самоуправление добилось крупных успехов в социально-экономической жизни округа. Была отменена колхозная форма хозяйствования и введена необременительная система налогов. Конфискованное при раскулачивании советской властью имущество безвозмездно возвращалось бывшим владельцам, при утрате предусматривались соответствующие компенсации. Размер подушного участка для каждого жителя самоуправления составлял около 10 гектаров.

За время существования самоуправления были восстановлены и пущены в эксплуатацию многие промышленные предприятия, занимавшиеся переработкой сельскохозяйственной продукции, восстановлены церкви, открыто 9 больниц и 37 медицинских пунктов, действовало 345 общеобразовательных школ и 3 детских дома». («Википедия»).

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F