Бухенвальд, опрокинувший мир

Я была в Бухенвальде, когда мне было 8 лет. Помню.

Я помню ужасающий порядок ада. Желтый песок на идеально ровных дорожках. Помню огромные чаны, без колес, которые тащили на себе пленные, впряженные в этот металл. Песок был как золото, но казалось, что твои ноги утопают в крови и мертвой плоти людей...

Помню люстры из человеческой кожи.

Помню череп малыша. Экскурсовод рассказывал, что мальчик был похож на ангела. И немец велел сделать из его головы настольную лампу. И эта лампа в виде уже черепа продолжала жить, ужасая и опрокидывая этот мир.

Помню, как мама закрывала мне глаза, когда нам показывали документальные кадры. Мешки с женскими волосами – ими набивали подушки, матрасы. И люди спали на этом. Какие сны они видели? Вес взрослых мужчин был не выше 30 кг. Немцы очень тщательно снимали процесс сжигания узников. Эта любовь к порядку потом стала документами к Нюрнбергскому процессу.

Ценились перчатки из человеческой кожи. Для жен изготовлялись сумочки из кожи людей. Как люди могли это носить? Как? И кем надо было быть, чтобы пользоваться этим? Кем?!

Помню, как мама ругалась на наших солдат, которые фотографировались у обугленного дерева, у которого заживо сжигались провинившиеся пленные.

С того дня ушло мое детство. Я стала другой.

Мама ругала себя, что взяла меня в Бухенвальд. Но мне надо было пройти через это. Меня преследовал один вопрос: а ты бы смогла пройти это? Не сошла бы ты с ума до того, как тебя сожгут или отправят в газовую камеру? Вот такие вопросы были в голове 8-летнего ребенка.

Прошло много лет. И ничего не забылось. Ничего. Потому фашизм для меня – это не только не пустой звук, но я его стала чувствовать до того, как он набирает силу. Я сейчас вижу, что моя страна превратилась в такой же концлагерь. Уничтожаются люди. В стране начинается голод. Жизнь людей не имеет ценности. Убийства и насилие на каждом шагу... И скажите – разве можно молчать?

Ольга Беляевская

=================

Помочь проекту:

Bitcoin: 1MoyekZiX8NoqUJyxCXmTDkHSWXQmbrb1F